Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Часть пятая. Александр Дюма

Читать онлайн.



Скачать книгу

именно?

      – От трехсот до четырехсот тысяч ливров.

      – А должность сколько стоит, по-вашему?

      – Самое малое полтора миллиона. Я знаю людей, которые предлагали миллион семьсот тысяч ливров и не убедили господина Фуке. А если бы случилось так, что господин Фуке все-таки захотел бы продать свою должность, чему я не верю, несмотря на то что мне говорили…

      – А, вам что-нибудь говорили! Кто?

      – Господин де Гурвиль… господин Пелиссон, так, в разговоре.

      – Ну а если бы господин Фуке захотел продать?..

      – Я все равно не мог бы купить его должность, так как господин суперинтендант продал бы только за наличные деньги, а ни у кого нет готовых полутора миллионов.

      Кольбер остановил советника нетерпеливым движением руки и снова погрузился в размышления.

      Видя серьезное выражение лица хозяина и его желание продолжать разговор на эту тему, Ванель стал ждать решения, не смея сам вызвать его.

      – Объясните мне хорошенько, – сказал Кольбер, – все привилегии, связанные с должностью генерального прокурора.

      – Право обвинения всякого французского подданного, если он не принц крови; право аннулирования всякого обвинения, направленного против каждого француза, кроме короля и принцев. Генеральный прокурор – правая рука короля и принцев. Генеральный прокурор – правая рука короля, карающая виновных, а также гасящая факел правосудия. Таким образом, господин Фуке может сопротивляться королю, подняв против него парламент; поэтому король не будет бороться с господином Фуке несмотря ни на что, если желает, чтоб его указы вступили в законную силу без возражений. Генеральный прокурор может быть и очень полезным, и очень опасным орудием.

      – Хотите быть генеральным прокурором, Ванель? – спросил вдруг Кольбер, смягчая голос и взгляд.

      – Я? – воскликнул Ванель. – Но я уже имел честь доложить вам, что у меня для этого не хватает миллиона ста тысяч ливров.

      – Вы возьмете в долг у ваших друзей эту сумму.

      – У меня нет друзей, богаче меня.

      – Вот честный человек! – воскликнул Кольбер.

      – Если б все так думали, монсеньер!

      – Достаточно, что я это думаю. И в случае надобности я буду отвечать за вас.

      – Берегитесь, монсеньер! Вам известна пословица?

      – Какая?

      – Кто отвечает, тот и платит.

      – Уверен, до этого не дойдет.

      Ванель встал, взволнованный предложением, так внезапно сделанным человеком, к словам которого серьезно относились даже самые легкомысленные люди.

      – Не смейтесь надо мною, монсеньер, – сказал он.

      – Нам необходимо торопиться, господин Ванель. Вы говорите, что господин Гурвиль вам говорил о должности господина Фуке?

      – Да, и Пелиссон также.

      – Вполне официально?

      – Вот их слова: «Члены парламента честолюбивы и богаты; они должны были бы сложиться и предложить два или три миллиона господину Фуке, своему покровителю и солнцу».

      – А что вы сказали?

      – Я сказал, что, со своей стороны, дам, если понадобится, десять тысяч ливров.

      – А, вы, стало быть, тоже любите господина Фуке! – воскликнул Кольбер, взглянув на Ванеля с ненавистью.

      – Нет. Но господин Фуке наш генеральный прокурор, он влезает в долги, он тонет, мы должны спасти честь нашей корпорации.

      – Вот почему господин Фуке будет в полной безопасности, пока он занимает свою должность.

      – Тут, – продолжал Ванель, – господин Гурвиль добавил: «Принять милостыню господину Фуке унизительно, и он от нее откажется; пусть парламент сложится и достойно купит должность своего генерального прокурора, тогда все будет хорошо, честь корпорации будет спасена и гордость Фуке также».

      – Ну что ж, это выход.

      – Я тоже так подумал, монсеньер.

      – Так вот, господин Ванель: вы тотчас отправитесь к господину Гурвилю или господину Пелиссону; знаете ли вы еще какого-нибудь друга господина Фуке?

      – Я хорошо знаю господина де Лафонтена.

      – Лафонтена-стихотворца?

      – Да, он писал стихи, посвященные моей жене, когда мы еще были в хороших отношениях с господином Фуке.

      – Обратитесь к нему, чтоб получить свидание с господином суперинтендантом.

      – С удовольствием. Но как быть с деньгами?

      – В назначенный день и час у вас будут деньги, не беспокойтесь.

      – Монсеньер, какая щедрость! Вы затмеваете короля. Вы превосходите господина Фуке!

      – Одну минуту… не злоупотребляйте словами. Я вам не дарю миллиона четырехсот тысяч ливров. У меня есть дети.

      – О, сударь, вы мне их даете в долг – этого достаточно.

      – Да, я их вам даю в долг.

      – Требуйте от меня любые проценты, любые гарантии, монсеньер, я готов, и даже когда