Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Часть пятая. Александр Дюма

Читать онлайн.



Скачать книгу

так меня и убьет Господь. Да будет его святая воля!

      – Не умирают от боли, – возразила Молена, ставя флакон в шкаф.

      – Вашему величеству лучше теперь? – спросила госпожа де Мотвиль.

      – Да, лучше.

      И королева приложила палец к губам, чтоб ее любимица не проговорилась о только что виденном.

      – Странно, – сказала после некоторого молчания госпожа де Мотвиль.

      – Что странно? – спросила королева.

      – Ваше величество помнит тот день, когда впервые появилась эта боль?

      – Я помню только, что это был грустный день, Мотвиль.

      – Этот день не всегда был грустным для вашего величества.

      – Почему?

      – Потому, что двадцать три года тому назад в этот же час родился ныне царствующий король, прославленный сын вашего величества.

      Королева вскрикнула, закрыла лицо руками и на несколько секунд погрузилась в раздумье.

      Было ли то воспоминание, или размышление, или новая боль?

      Молена кинула на госпожу де Мотвиль почти свирепый взгляд, так он был похож на упрек. И достойная женщина для успокоения совести собралась было расспросить ее, когда вдруг Анна Австрийская, поднявшись, сказала:

      – Пятое сентября! Да, эта боль появилась пятого сентября. Великая радость в один день, великая печаль – в другой. Великая печаль, – добавила она совсем тихо, – это искупление за великую радость!

      И с этого момента Анна Австрийская, как бы исчерпав всю свою память и разум, снова стала непроницаемой, молчаливой, глаза у нее потухли, мысль рассеялась и руки повисли.

      – Надо ложиться в постель, – сказала Молена.

      – Сейчас, Молена.

      – Оставим королеву, – прибавила упрямая испанка.

      Госпожа де Мотвиль встала. Блестящие и крупные, похожие на детские, слезы медленно катились по бледным щекам королевы.

      Молена, заметив это, пристально поглядела на Анну Австрийскую своим черным испытующим взглядом.

      – Да, да, – сказала внезапно королева. – Оставьте нас, Мотвиль. Идите.

      Слово «нас» неприятно прозвучало в ушах французской любимицы. Это значило, что будет происходить обмен тайнами и воспоминаниями. Это значило, что одно лицо было лишним в разговоре, вступавшем в свою интереснейшую фазу. И это лицо она, Мотвиль.

      – Чтобы помочь вашему величеству, достаточно ли одной Молены? – спросила француженка.

      – Да, – ответила испанка.

      Госпожа де Мотвиль поклонилась. Вдруг старая горничная, одетая так, как одевались при испанском дворе в 1620 году, открыла дверь, без всякого стеснения подошла к плачущей королеве и придворным дамам и радостно воскликнула:

      – Лекарство, лекарство!

      – Какое лекарство, Чика? – спросила Анна Австрийская.

      – Лекарство от болезни вашего величества.

      – Кто его принес? – живо спросила госпожа де Мотвиль. – Господин Вало?

      – Нет, дама из Фландрии.

      – Испанка? – спросила королева.

      – Не знаю.

      – Кто ее прислал?

      – Господин Кольбер.

      – Как ее зовут?

      – Она не сказала.

      – Ее общественное положение?

      – Она откроет его вашему величеству.

      – Ее лицо?

      – Она в маске.

      – Посмотри, Молена! – сказала королева.

      – Это бесполезно, – ответил вдруг решительный и в то же время нежный голос из-за портьеры, голос, от которого вздрогнули и дамы и королева.

      В то же мгновение женщина в маске появилась, раздвигая занавес.

      И раньше, чем заговорила королева, незнакомка сказала:

      – Я монахиня из брюггского монастыря и действительно принесла лекарство, которое должно излечить ваше величество.

      Все молчали. Бегинка замерла в неподвижности.

      – Продолжайте, – проговорила королева.

      – Когда нас оставят наедине, – сказала бегинка.

      Анна Австрийская взглянула на своих компаньонок, и они удалились.

      Тогда бегинка сделала три шага по направлению к королеве и склонилась в почтительном поклоне.

      Королева подозрительно смотрела на эту женщину, которая, в свою очередь, смотрела на королеву блестящими глазами сквозь отверстия маски.

      – Королева Франции, должно быть, очень больна, – сказала Анна Австрийская, – раз даже бегинки из Брюгге знают, что она нуждается в лечении.

      – Слава богу, ваше величество не безнадежно больны.

      – Все же как вы узнали, что я больна?

      – У вашего величества есть друзья во Фландрии.

      – И эти друзья вас прислали?

      – Да, ваше величество.

      – Назовите мне их имена.

      – Невозможно