Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя. Часть пятая. Александр Дюма

Читать онлайн.



Скачать книгу

это время в кабинет Кольбера вошел высокий толстый человек с костлявым лицом и крючковатым носом. Он вошел со скромной уверенностью, выдававшей гибкий и решительный характер: гибкий по отношению к хозяину, который может бросить подачку, и сильный по отношению к собакам, которые могли бы оспаривать у него эту желанную добычу.

      Под мышкой у господина Ванеля была объемистая папка; он положил ее на бюро, за которым сидел задумавшись Кольбер.

      – Здравствуйте, господин Ванель, – сказал Кольбер, отрываясь от своих размышлений.

      – Здравствуйте, монсеньер, – непринужденно сказал Ванель.

      – Надо говорить сударь, – тихо заметил Кольбер.

      – Монсеньером называют министров, – невозмутимо отвечал Ванель. – Вы – министр!

      – Пока еще нет!

      – Я называю вас монсеньером. Впрочем, вы ведь мой начальник, с меня этого достаточно. Если вы не хотите, чтобы я называл вас так при людях, позвольте мне называть вас так наедине.

      Кольбер поднял голову, пытаясь прочесть на лице Ванеля, в какой степени было искренне это выражение преданности.

      Но советник умел выдерживать тяжесть взгляда, даже если взгляд был министерский.

      Кольбер вздохнул. Он ничего не прочел на лице Ванеля; Ванель мог быть честным. Кольбер подумал, что этот подчиненный в действительности имеет над ним власть, так как госпожа Ванель – его, Кольбера, любовница.

      В то время, когда он думал о странной судьбе этого человека, Ванель холодно вынул из кармана надушенное письмо, запечатанное испанским воском, и протянул его интенданту.

      – Что это, Ванель?

      – Письмо от моей жены, монсеньер.

      Кольбер закашлялся. Он взял письмо, распечатал его, прочел и спрятал себе в карман, в то время как Ванель невозмутимо листал книгу протоколов.

      – Ванель, – сказал вдруг патрон своему подчиненному, – вы ведь умеете работать?

      – Да, монсеньер.

      – И вас не пугает работа по двенадцати часов в день?

      – Я работаю пятнадцать часов в день.

      – Невозможно! Парламентские обязанности вряд ли отнимают у вас больше трех часов.

      – О, я еще веду счетные книги одного друга, с которым у меня общие дела, а в свободное время изучаю древнееврейский язык.

      – Вас очень высоко ценят в парламенте, Ванель?

      – Я думаю, что да, монсеньер.

      – Не следовало бы засиживаться на месте советника.

      – Что же сделать для этого?

      – Купить должность.

      – Какую?

      – Какую-нибудь… более значительную. Маленькие претензии труднее выполняются, не так ли?

      – Маленькие кошельки, монсеньер, труднее наполняются.

      – Ну а какая должность вас прельщает?

      – Мне трудно сказать, какая была бы мне по карману.

      – Есть одна должность. Но надо быть королем, чтобы купить ее без труда, а королю, пожалуй, не придет в голову покупать должность генерального прокурора.

      Услышав эти слова, Ванель поднял на Кольбера свой смиренный и в то же время бесцветный взгляд.

      – О какой должности генерального прокурора в парламенте вы мне говорите, монсеньер? – спросил Ванель. – Я знаю только должность господина Фуке.

      – О ней я и говорю, мой дорогой советник.

      – У вас недурной вкус, монсеньер, но прежде чем покупать товар, надо, чтоб он продавался.

      – Я думаю, господин Ванель, что скоро эта должность будет продаваться…

      – Продаваться! Должность прокурора господина Фуке?

      – Об этом говорят.

      – Должность, которая делает его неуязвимым, будет продаваться? О-о!

      И Ванель захохотал.

      – Может быть, вы боитесь этой должности? – спросил серьезно Кольбер.

      – Боюсь? Нет… конечно нет.

      – Но вы не хотите ее?

      – Монсеньер, вы смеетесь надо мной, – отвечал Ванель. – Какому советнику парламента не хотелось бы быть генеральным прокурором?

      – В таком случае, господин Ванель… раз я вам говорю, что должность будет продаваться…

      – Вы утверждаете, монсеньер?

      – Все вокруг говорят об этом.

      – Не могу поверить, что это возможно; никогда человек не бросит щита, которым он защищает свою честь, состояние и жизнь.

      – Бывают иногда сумасшедшие, которые мнят себя выше всех неудач, господин Ванель.

      – Да, монсеньер, но такие сумасшедшие не совершают своих безумств в пользу бедных Ванелей, какие есть на свете.

      – Почему же?

      – Потому, что Ванели бедны.

      – Действительно, должность господина Фуке может стоить дорого. Что бы вы заплатили за нее, господин Ванель?

      – Все, что у меня есть, монсеньер.

      – Сколько