Лекторий "Прямая Речь"

Все книги издательства Лекторий "Прямая Речь"


    Лекция «Гофман: эликсиры сатаны или рецепты Бога?»

    Дмитрий Быков

    Эрнст Теодор Гофман взявший себе еще одно имя – Амадей в честь Моцарта, наверное, самый загадочный из немецких романтиков. Это писатель про которого Гейне говорил, что «сам Сатана не мог бы сочинить ничего более сатанинского» (про его роман «Эликсир Сатаны»). Но вместе с тем, невзирая на его трагическую жизнь и достаточно беспросветную готическую фантазию, Гофман – это мощный фонтан изобретательности, счастья и, главное, веры в изначальную правоту художника. Сейчас, когда художнику так трудно и когда значение его так ничтожно, Гофман – наш величайший утешитель. Ну и, конечно, поговорим о том, как он умеет делать нам страшно. Потому что пугать так, как Гофман, никто в последующие 300 лет не научился…

    Лекция «Загадка счастливого детства»

    Екатерина Мурашова

    – Никто не может точно сказать, что же такое счастливое детство? Понятно, что речь идет не о материальном достатке. Понятно, что речь идет не о том, полная семья или неполная. И понятно, что дело не в наличии или отсутствии большого количества игрушек, и не в наличии или отсутствии братьев и сестер. Тут что-то неопределенное, ускользающее… Почему одни вспоминают свое детство – как счастливое, а другие – как несчастное? Причем со стороны детство первого может восприниматься как тяжелое и наполненное проблемами, а детство второго, как вполне благополучное. Загадка. Как сделать так, чтоб ваш ребенок вспоминал свое детство как счастливое? Как сделать так, чтобы сейчас он чувствовал себя находящимся в счастливом детстве? Что делать взрослым, которые свое детство воспринимают и вспоминают как несчастное? Обо всем этом – на лекции про счастливое детство.

    Лекция «Сулейман Великолепный. Просвещенный деспот»

    Наталия Басовская

    – Правитель Османской Империи Сулейман, имеющий два прозвища, оставшиеся в истории, и оба лестные – Сулейман Великолепный и Сулейман Законодатель, знаменует собой вершину, очень важный взлет Османской Империи. Он любил искусство, он приближал ученых, он был ярок и красив в жестах. Но при этом санкционировал убийство собственного сына, чтобы доказать, что безграничная власть на одном гуманизме не держится.