MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Про Бабаку Косточкину-3, или Все ноги из детства-Анна Никольская.

Про Бабаку Косточкину-3, или Все ноги из детства-Анна Никольская. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

как же! Ощипанные, с потрошками!

      — А ценники кто на ветки вешал?

      — Не знаю, какие-то волшебники, наверное. Или начальники. Особенно я любил лимонадные деревья: Буратино, Дюшес, Ситро, Крем-соду, Тархун, Колокольчик, Крюшон. Это уже потом ввели поталонные деревья.

      — Эталонные?

      — Поталонные. На них всё росло только по талонам, — непонятно поясняет папа и энергично гладит Бабаку.

      И я ему то верю, то не верю. Чаще второе, но это смотря по настроению. Или по папиной интонации. Не может же человек с высшим образованием и большим сердцем врать таким правдивым голосом!

      В общем, я в сомнениях обычно после таких разговоров.

      Бабака говорит:

      — Вам, Степан Валерьянович, надо писать мемуары для потомков. У вас замечательные получатся мемуары. Главное, искренние, что в научно-фантастической литературе немаловажно.

      Папа при этих словах смотрит в пол и краснеет от удовольствия (от стыда он обычно становится жёлтым).

      А на ночь он любит рассказывать про демонстрации с надувным президентом в небе. Вернее, с генеральным секретарём нашей страны в виде дирижабля. И про подпольные магазины игрушек — в них товары по подземному ходу поступали из Германской Демократической Республики. И ещё про железные шторы — они висели по периметру нашей страны. Их всем миром шили из листового железа полторы тысячи швей с аппаратурно-механического завода Башкирской АССР.

      А потом всем миром развешивали добровольцы из уголков нашей родины. И про стены с ушами рассказывал, и про заводных пионеров, и про общественные бани с промывкой мозгов шампунем «Желтковый». И ещё папа много чего рассказывал про своё интересное детство, но я как-то мимо ушей это пропускал. А зря.

      Ужасно зря. Потому что однажды…

      Глава 2

      Ссора

      Однажды мы с папой поссорились.

      А вышло всё из-за этих историй — про его интересное детство.

      В тот вечер у нас были нежданные гости — дети маминой подруги Сюртуковой-Балалайкиной, близнецы Артур и Август.

      Они хоть и младше меня, но уже начинающие драматические артисты с окладом в три тысячи восемьсот пятьдесят рублей, мамины коллеги по нашумевшему спектаклю «Три мушкетёра из Нахапетовки». Они исполняют роль Анны Австрийской. По замыслу режиссёра Зюзюкина Артур во время спектакля стоит у Августа на плечах. А Миледи там вообще заслуженный артист России Пётр Павлович Кожемякин, ему восемьдесят лет.

      Артура и Августа к нам приводят, когда хотят, чтобы я приобщился к прекрасному. Или когда их некуда больше девать. С собой Артур и Август обязательно что-нибудь приносят.

      В этот раз они принесли турецкого миниробота на батарейках. Когда они жали роботу на голову, он мычал. А потом начинал ходить по столу и петь турецкую песню.

      Мы ели ленивую курицу с гречкой и пили виноградный сок. Это происходило на кухне, в непринуждённой и дружеской обстановке. За окном стояла луна. На мне были новые джинсы — все в карманах с заклёпками, которые красиво серебрились.

      Я в них сложил всё необходимое — в карманы, как Анатолий Вассерман. Он мой кумир.

      Сок был противный, а курица недосолена. Но это совсем не портило нашего весёлого настроения. Его испортил папа.

      Выслушав волнующий рассказ близнецов про их недавнюю поездку в Анталию, про пятизвёздочный рай и про систему «всё включено», а потом, услышав мамин протяжный вздох, папа сказал:

      — Да что мы в ваших Анталиях-Шманталиях не видели? — Вот как отозвался мой добрый папа и заботливый мамин муж. — Вот, помню, в моём интересном детстве…

      И тут мама сказала:

      — Кхе-кхе. — И стала внимательно разглядывать потолок.

      Не первый день он требовал побелки.

      — В моём интересном детстве, — с нажимом повторил папа, — мы как-то обходились без Анталий. Да-да, весьма прекрасно без них обходились. Их, можно сказать, вообще на глобусе в моём детстве не было.

      — Как это? — очень артистично удивились Артур и Август. Они даже всплеснули своими красивыми руками.

      — А вот так! — воскликнул папа.

      Он вскочил с табурета и принялся расхаживать по кухне.

      — У меня в детстве была одна большая страна! Понимаете, одна и большая! Без границ и визового режима! А не много не пойми каких маленьких! И по этой огромной стране двадцать четыре часа в сутки курсировал скорый поезд Барнаул — Барнаул.

      — Непонятно, — сказали близнецы.

      — Вот смотрите, — сказал папа и взял Артура и Августа за их красивые руки. — Живёте вы, живёте себе в Барнауле, а тут вам бац! — и надо в Таганрог.

      — Нам не надо в Таганрог! — стали отказываться братья.

      — А вы представьте, что надо. На гастроли,

Яндекс.Метрика