Сальватор. Книга III. Александр Дюма

Читать онлайн.
Название Сальватор. Книга III
Автор произведения Александр Дюма
Жанр Исторические приключения
Серия
Издательство Исторические приключения
Год выпуска 1863
isbn 978-5-906122-07-0



Скачать книгу

глазки,

      Мамочка тебе споет и расскажет сказки…

      Людовик посмотрел на Рождественскую Розу с огромным удивлением.

      – Подожди, подожди, – продолжила девушка.

      А корабль, что там плывет, дитятку родному

      Много рыбок привезет и подарков много…

      – Роза! Роза! – вскричал Людовик. – Поверь, ты меня пугаешь!

      – Подожди, подожди! – сказала Роза. – А ребенок ей отвечает:

      Эта песенка плохая, не хочу я спать.

      Я хочу плясать…

      Мать

      Ты шалишь опять!

      Лучше замолчи, не серди меня.

      Глазки закрывай, слушай плеск ручья…

      – Роза! Роза!

      – Подожди же, это еще не всё. А ребенок отвечает опять:

      Эта песенка плохая, не хочу я спать,

      Я хочу плясать…

      Мать

      Ты шалишь опять!

      Лучше замолчи, не серди меня.

      Глазки закрывай, слушай плеск ручья…

      Прячь скорей в цветы руки с головой.

      Где-то там вдали рыщет хищник злой,

      Шалунов не спящих слышит голоса.

      Этот зверь уносит их в темные леса.

      Ты, мое сокровище, не серди меня.

      Закрывай же глазки, слушай плеск ручья.

      Ребенок

      Мама, спать хочу я, ты не уходи,

      Не хочу плясать…

      Мать

      Ну, тогда усни.

      Скоро станешь взрослым, спи, дитятко, спи!..

      Роза замолчала.

      Людовик, тяжело дыша, ждал, что будет дальше.

      – Это все, – сказала девочка.

      – Закрывай окно, ложись скорее спать, – оказал Людовик, – мы поговорим обо всем этом потом. Да, да, ты вспомнила это, дорогая моя Роза. Да, как ты недавно и говорила, мы уже жили до того, как увидеть свет.

      И Людовик спрыгнул с камня.

      – Я люблю тебя! – сказала Роза, закрывая окно.

      – Я люблю тебя! – ответил ей Людовик так поспешно, словно старался, чтобы эти три нежных слова успели влететь в закрывающееся окно. – О! – сказал он себе, когда окно закрылось. – Странное дело! Ведь она спела мне креольскую песенку. Откуда же взялось это бедное дитя? Где она жила до того, как ее нашла Броканта?.. Завтра же поговорю об этом с Сальватором… Или я сильно ошибаюсь, или Сальватор знает о Рождественской Розе много больше того, что говорит.

      В этот момент он услышал, как часы пробили три раза, и осознал по разлившемуся на востоке белому свету, что скоро должен был наступить рассвет.

      – Спи спокойно, дорогое дитя, – сказал Людовик.

      – До завтра!

      И то ли потому, что Рождественская Роза услышала его, то ли потому, что эти слова эхом отозвались в ее сердце, но окно снова приоткрылось и девочка сказала Людовику:

      – До завтра!

      Глава LXXII

      Бульвар Инвалидов

      Сцена, которая в то же самое время разворачивалась на бульваре Инвалидов перед особняком Ламот-Уданов, хотя по содержанию и была похожа на две сцены, которые мы только что описали, очень отличалась от них по форме.

      Любовь Рождественской Розы напоминала бутон.

      Любовь Регины походила на раскрывшийся венчик.

      Любовь госпожи де Моранд представляла собой распустившийся цветок.

      Какой момент в любви является самым восхитительным? Всю мою жизнь я искал разгадку, но так и не смог ее найти. Когда любовь наиболее пленительна? В тот ли час, когда она только зарождается? А может, в тот момент, когда она, представляя собой вкусный и сочный плод, одевает себя в золотое платье зрелости?

      В какой момент лучи солнца наиболее прекрасны? На рассвете? В полдень? В час, когда светило, клонясь к закату, окунает край своего пурпурного диска в теплые воды моря?

      О! Пусть на этот вопрос ответит кто-нибудь другой, пусть этот, другой, выскажет свое мнение, пусть решит это сам. Мы же боимся ошибиться в ответе на столь сложный вопрос.

      И поэтому мы не можем сказать, кто был более счастлив: Жан Робер, Людовик или Петрюс. И кто больше наслаждался радостями любви: госпожа де Моранд, Рождественская Роза или Регина.

      Но тем, кто захочет сравнить, скажем, в нескольких фразах, какими словами, какими взглядами, какими пьянящими улыбками эти двое любовников, или скорее эти двое влюбленных… – подскажите же мне нужное слово, дорогие читатели, подскажите мне это слово, дорогие читательницы, для того, чтобы я смог точнее и красочнее выразить свою мысль. Влюбленные? Нет: любовники! – Так вот, слушайте, какими словами, какими взглядами, какими пьянящими улыбками обменивались эти любовники в эту светлую и очаровательную ночь.

      Петрюс был у решетки особняка ровно в половине