MREADZ.COM - много разных книг на любой вкус

Скачивание или чтение онлайн электронных книг.

Корона Российской империи

Анатолий Галкин

Ожидается визит королевы Нидерландов. Она должна передать нашему Президенту российскую корону, вывезенную в смутные времена. Это хорошо! Но корона, приехавшая с голландской выставкой, исчезла из музея. Ее банально украли! «Вилла Икар», группа для особых поручений начинает расследование. Майор Паша Муромцев знает, что реликвию надо найти до возникновения международного скандала… Сотрудники «Виллы» работают по всем направлениям. Приходится даже устраивать побег рецидивисту, который знает заказчика кражи. А в это время корону примеряет молоденькая жена олигарха. Муж сделал ей подарок!.. Эти люди думают, что им всё можно! У кого больше денег, тот и прав? Группа Муромцева вовремя находит корону. Кажется, что тайна сохранена!.. Но перед убытием Королева вызывает Муромцева и награждает высшим орденом!.. А это значит, что и их спецслужбы неплохо работают.

Гори, гори ясно!

Анатолий Галкин

Убит пенсионер ФСБ Ларченко. Он увольнялся в смутные времена. И с ним исчезла подборка агентурных дел, которые можно использовать для шантажа важных персон. Целый чемодан с информацией! Специальная группа «Вилла Икар» пытается разобраться в этом деле… Ясно, что чемодан был, и он пропал после убийства. Майор Муромцев, зная, кого мог шантажировать Ларченко, последовательно идет по следу. Оказалось, что у многих уважаемых граждан в шкафах скелеты, а в сундуках мумии. За ценным чемоданом охотятся и другие люди. Например, бизнесмен Злотник, имеющий коттедж на берегу Пироговского водохранилища. Чтоб оказать давление на майора, его люди похищают невесту Муромцева… Сотрудникам «Виллы Икар» приходится спасать девушку и добывать чемодан с секретными документами…

Других версий не будет

Анатолий Галкин

Двадцать лет назад пятеро приятелей совершают убийство. Они в это время работали в архиве и случайно наткнулись на документ о кладе графа Барковского. Тогда преступники ловко запутали следствие, перевалив вину за убийство на невиновного парня. Но остались свидетели и возможные мстители… В наши дни все пятеро преуспевают. Один даже собирается стать губернатором в приволжском городе Уварове. Но вдруг всем пятерым стали поступать угрозы. Более того, проходит серия покушений, со взрывами и гибелью случайных людей. Еще в Москве детективное агентство «Сова» берется за это дело, но все оказывается гораздо сложней!.. Здесь и борьба чиновников в Уварове, и шантаж, и заказные убийства, и продажные СМИ, и клад графа Барковского в старом особняке на берегу Волги. Всё смешалось!.. Правду найти трудно, но надо!

Наследство купца Собакина

Анатолий Галкин

К московскому антиквару обращается неизвестный с просьбой оценить статуэтку пуделя работы Карла Фаберже… Потом этот же тип в Париже уточняет возможность продажи коллекции из десяти собачек Фаберже. Получив эту информацию, детективное агентство «Сова» начинает расследование… Выясняется, что в среде антикваров есть легенда о купце Собакине, который до революции для своей невесты ежегодно заказывал у Фаберже ювелирные статуэтки собачек… Коллекцию никто не видел, а после Великого Октября ее следы вообще затерялись. «Сова» выясняет, что недавно умер сын купца – академик Трофим Собакин. А во время оглашения завещания оказалось, что старое семейное гнездо Собакиных – дом в Малаховке достался врачу Галине…

За всё заплачено

Анатолий Галкин

Детективное агентство «Сова» расследует череду загадочных убийств. По манере все преступления несхожи, но покойники были знакомы между собой, и убивали их почему-то по четвергам. Оказалось, что все потерпевшие были клиентами фирмы, которая обеспечивала неверным мужьям алиби на время их отсутствия. Фирма готовила мужикам командировочные документы, авиабилеты туда и обратно, счета из гостиниц, фотографии на фоне нужных городов и даже свидетелей. Получив этот комплект, ребята недельку могли развлекаться с девочками в подмосковной усадьбе. Очень удобно!.. И вот кто-то мстит!..

Самые вкусные блюда из яблок, груш, вишен и слив. Каждый день – новый рецепт

Вера Куликова

Книга, представленная вашему вниманию, содержит полезные рекомендации и разнообразные рецепты консервирования фруктов и ягод, произрастающих в наших садах и лесах. Из них можно не только приготовить традиционное повидло или компот, но и сделать такие вкусные, полезные и долго хранящиеся блюда, как холодное варенье, мармелад, желе, цукаты, пастила и т. д.

Против часовой стрелки

Елена Катишонок

Один из главных «героев» романа – время. Оно властно меняет человеческие судьбы и названия улиц, перелистывая поколения, словно страницы книги. Время своенравно распоряжается судьбой главной героини, Ирины. Родила двоих детей, но вырастила и воспитала троих. Кристально честный человек, она едва не попадает в тюрьму… Когда после войны Ирина возвращается в родной город, он предстает таким же израненным, как ее собственная жизнь. Дети взрослеют и уже не помнят того, что знает и помнит она. Или не хотят помнить? – Но это означает, что внуки никогда не узнают о прошлом: оно ускользает, не оставляя следа в реальности, однако продолжает жить в памяти, снах и разговорах с теми, которых больше нет. Единственный способ остановить мгновенье – запомнить его и передать эту память человеку другого времени, нового поколения. Книга продолжает историю семьи Ивановых – детей тех самых стариков, о которых рассказывалось в первой книге автора («Жили-были старик со старухой»).

Порядок слов

Елена Катишонок

«Поэзии Елены Катишонок свойственны удивительные сочетания. Странное соседство бытовой детали, сказочных мотивов, театрализованных образов, детского фольклора. Соединение причудливой ассоциативности и строгой архитектоники стиха, точного глазомера. И – что самое ценное – сдержанная, чуть приправленная иронией интонация и трагизм высокой лирики. Что такое поэзия, как не новый “порядок слов”, рождающийся из известного – пройденного, прочитанного и прожитого нами? Чем более ценен каждому из нас собственный жизненный и читательский опыт, тем более соблазна в этом новом “порядке” – новом дыхании стиха» (Ольга Славина)

Жили-были старик со старухой

Елена Катишонок

Роман «Жили-были старик со старухой», по точному слову Майи Кучерской, – повествование о судьбе семьи староверов, заброшенных в начале прошлого века в Остзейский край, там осевших, переживших у синего моря войны, разорение, потери и все-таки выживших, спасенных собственной верностью самым простым, но главным ценностям. «…Эта история захватывает с первой страницы и не отпускает до конца романа. Живые, порой комичные, порой трагические типажи, «вкусный» говор, забавные и точные «семейные словечки», трогательная любовь и великое русское терпение – все это сразу берет за душу. В книге есть неповторимый дух времени, живые души героев и живая душа автора, который словно бы наблюдает за всеми перипетиями героев романа с юмором, любовью и болью. Прекрасный язык. Пронзительная ясность бытия. Непрерывность рода и памяти – всё то, по чему тоскует сейчас настоящий Читатель…» (Дина Рубина).

Когда уходит человек

Елена Катишонок

На заре 30-х годов молодой коммерсант покупает новый дом и занимает одну из квартир. В другие вселяются офицер, красавица-артистка, два врача, антиквар, русский князь-эмигрант, учитель гимназии, нотариус… У каждого свои радости и печали, свои тайны, свой голос. В это многоголосье органично вплетается голос самого дома, а судьбы людей неожиданно и странно переплетаются, когда в маленькую республику входят советские танки, а через год – фашистские. За страшный короткий год одни жильцы пополнили ряды зэков, другие должны переселиться в гетто; третьим удается спастись ценой рискованных авантюр. Рвутся любовные узы и связь прошлого и настоящего; выбирать приходится не между добром и злом, а между большим злом – и злом поменьше… Потом война кончается, но начинается другая – война власти против своего народа. Дом заселяют новые жильцы – бывший фронтовик, телеграфистка, старые большевики, шофер такси, многодетная семья… Стройная композиция, цепко схваченные детали, тонкий психологизм, легкая ирония, импрессионистская манера письма – все это отличает новый роман Е. Катишонок.