ЛитРес: чтец

Все книги издательства ЛитРес: чтец


    Джон

    Вероника Мелан

    Вторая половина для Джона Сиблинга – возможно ли такое? Возможно, если за дело берется неугомонная Бернарда, решившая втихомолку отсканировать в будке «Моя вторая половина» отпечаток пальца представителя Комиссии. Каким будет ответ системы – да, нет, нет, да? Отобразит ли экран фотографию, покажет ли заветный адрес, и сойдутся ли в таком случае два совершенно противоположных друг другу характера? Ответ на этот вопрос уже на страницах нового романа «Игра Реальностей. Джон». Новые лекции Дрейка, постигающая тайны человеческого здоровья Дина, жадные до чужой ягоды Смешарики и нетерпеливо ждущий своего дня рождения Дэйн Эльконто – все это, а так же многое другое в новом романе из серии «Город».

    Горное гнездо

    Дмитрий Мамин-Сибиряк

    Д.Н. Мамин-Сибиряк – известный русский писатель XIX века, автор знаменитого цикла романов, который современники называли «летописью уральской жизни». «Горное гнездо» – один из лучших романов писателя, рассказывающий об упорной и беспощадной борьбе между владельцами заводов.

    На точке

    Михаил Альбов

    «Был душный майский полдень. По узенькой пыльной улице, где лепились по обеим сторонам маленькие одноэтажные домики, тротуаров не полагалось, и местами росла густая трава, шел мальчик лет тринадцати в гимназической форме. Это была одна из отдаленных окраин южного города Пыльска, о чем свидетельствовал характер построек, состоявших сплошь из мазанок, крытых черепицей и даже просто соломой. На самой середине улицы, где в дождливое время стояло целое озеро грязной воды, а теперь блестела, как кусок разбитого зеркала, отражая в себе клочок бирюзового неба с таявшим неподвижно маленьким перламутровым облачком, длинная лужа, сладостно млела, выставив лучам облепленную черною лоснящейся грязью спину свою и томно похрюкивая, тучная и, вероятно, уже пожилая свинья… Стены мазанок резали глаз ослепительной своей белизною… Раскаленный воздух не шевелился… «Кукурику-у-у!» – неслось со всех дворов вперебой…»

    Именинный пирог

    Павел Мельников-Печерский

    «Погода была прекрасная. „Благородные“ пешком пошли к Ивану Семенычу. Шел городничий Антон Михайлыч, шел исправник Степан Васильич, шел судья Михайла Сергеич, шел „непременный“ Егор Матвеич, шел почтмейстер Иван Павлыч, шли и другие обоего пола „благородные“. Две бородки примкнули к бритому сонму чиновных людей: одна украшала красное, широкое лицо Дерюгина, другая густым лесом разрослась по румяному лицу касимовского купеческого брата Масляникова, бывшего прежде целовальником, а теперь управляющего рожновским винным откупом… Именинник встречал гостей на крылечке. Шумной толпой ввалили они в залу, а там столы уж уставлены яствами и питиями, задорно подстрекавшими зрение, обоняние и вкус нахлынувших гостей…»

    Генералисимус Суворов

    Павел Ковалевский

    Исследовательский очерк профессора медицины, автора многих научных трудов по психиатрии П.И. Ковалевского анализирует наследственность, анатомо-физиологические и психические характеристики Александра Васильевича Суворова. Художественность, тонкая историческая наблюдательность и глубина научных обобщений делают эту работу интересной для самого широкого круга читателей.

    Три места под солнцем

    Марина Серова

    Из-за порочного пристрастия прокурора Синдякова к дорожным гонкам Полина Казакова осталась сиротой. В результате столкновения с мчавшейся на предельной скорости машиной прокурора взорвался автомобиль родителей. Случайно Полина услышала, как Синдяков убеждал личного водителя свидетельствовать против Казаковых. Обвинение было успешно сфабриковано, прокурор оправдан… Прошло много лет, прежде чем девочка Полина выросла и решила отомстить за свою семью. Цель ее, как у легендарного Робин Гуда, благородна. Только действует она иначе: без драк и потасовок, изящно и по-женски непредсказуемо. Негодяю не уйти от возмездия!..

    Исповедь (Планы и варианты)

    Лев Толстой

    «…Бывали у меня минуты раскаяния, попытки исправления, но широкий путь был слишком легок, и я шел по нем. В это время я был на войне – убивал, и в это же время я стал писать из тщеславия и гордости. В писаниях моих я делал то же самое, что и в жизни. Для того, чтобы иметь славу, для которой я писал, надо было скрывать хорошее и выказывать дурное. Я так и делал. – Сколько раз я ухитрялся скрыть в писаниях своих, под видом равнодушия и даже легкой насмешливости, те мои стремления к добру, которые составляли смысл моей жизни. И я достигал этого. Меня хвалили…»

    Оправа для бездны

    Сергей Малицкий

    Подминая под себя государства и города, катится на цитадели северного королевства вал степного воинства. Кровь окрашивает землю и воду, отчаяние проникает в самые твердые сердца, но в круговерти и безумии войны находятся герои, которые не только сражаются с врагом, но и пытаются расплести тысячелетнее колдовство.

    Нищий. Дикие земли

    Евгений Щепетнов

    Мертвая пустыня, племена диких орков, охраняемые боевыми машинами сокровища древних цивилизаций… Сумеет ли избежать гибели главный герой, офицер земного спецназа, ставший в параллельном мире магом и воином? Что его ждет в Диких землях? Сумеет ли уберечь себя и своих друзей? Всё в его руках, могучих и умелых… Впереди новые испытания, поиски сокровищ цивилизации Создателей, разумные собаки и драконы – впереди настоящее ПРИКЛЮЧЕНИЕ!

    Камасутра для вампира

    Матильда Старр

    Если девушка прогуливается по парку ночью одна, если на нее нападает насильник, не факт, что нужно спешить ей на помощь. Вполне возможно, что жертва – вовсе не она.В оформлении обложки использовано изображение с сайта shutterstock