Романтический эгоист. Фредерик Бегбедер

Читать онлайн.
Название Романтический эгоист
Автор произведения Фредерик Бегбедер
Жанр Современная зарубежная литература
Серия
Издательство Современная зарубежная литература
Год выпуска 2009
isbn 978-5-389-07216-9



Скачать книгу

стал сугубо личным. (Это же дневник, а не пип-шоу.)

      среда

      Я-то думал, что мир подарен мне от рождения! Мир не дарится – он покупается.

      четверг

      Сложность не в том, чтобы ответить на вопрос: “Зачем мы живем?”, а в том, чтобы не задавать его себе.

      пятница

      Ужинаем с Людо в “Ами Луи”, по соседству с Ванессой Паради и Джонни Деппом.

      Глядя на эту прелестную парочку, Людо, мой женатый друг, хандрит еще больше:

      – Ну как это у них получается? Моя жена так страдает от жизни со мной… Хуже всего ее испуганный взгляд.

      – Испуганный? Ты ее бьешь?

      – Нет, но мне кажется, она все время боится, что я от нее сбегу. Это меня нервирует. Плевать, что мы не спим, но от ее страха я впадаю в черную тоску. Мне кажется, что я чудовище. Тебе, холостяку, этого не понять…

      – Холостяков женщины боятся не меньше, уверяю тебя. Их страшит моя свобода, моя неряшливость, они боятся в меня влюбиться, подхватить какую-нибудь заразу или, того хуже, вообще ничего не почувствовать. Наверняка я занимаюсь любовью реже, чем женатые мужики.

      – Если только они не хранят верность женам!

      – Знаешь, мне кажется, я сексуальный психопат.

      – Что? Ты садо-мазо, зоофил, педофил?

      – Нет, бери выше. Я хочу, чтобы меня любили. А что Пенелопа? Ты по-прежнему с ней встречаешься?

      – Нет, меня это не возбуждает с тех пор, как слишком возбуждает ее.

      суббота

      Будешь себя хорошо вести, после смерти попадешь в “Май Тай” (Санари-сюр-Мер, шоссе Бандоль, 1370). Эта дискотека располагается на трех этажах (кубинский бар, техно-клуб и этаж фанки-соул). Все телки прикинуты, как в худших твоих фантазиях. Бокалы там не пустеют. Рай – это место, где диджей ставит именно тот диск, которого ты ждал, и так всегда, во веки веков. Например, даже “Эти самые вечера” Янника можно свести с “Belsunce Breakdown”, без проблем. Такой микс возможен только на том свете. На входе чернокожий привратник приглашает вас проследовать – нет, не в чистилище, а в гардероб.

      Остается только заговорить с девушками:

      – После смерти я надеюсь перевоплотиться в тебя.

      Или с юношами:

      – Здесь наблюдается страшная писечная утечка.

      А потом воспользоваться этим мгновением вечности (то есть улыбаться, лежа на полу и впиваясь в целую стаю ртов).

      воскресенье

      Лучшая фраза недели, как это нередко случается, принадлежит Анджело Ринальди[84]: “Роман – это не что иное, как переход из безвестности в забвение, не более того”.

      понедельник

      Подведем итоги: я люблю Клер, но она не хочет меня видеть; Пенелопа хочет меня, но я больше не хочу ее видеть. С тех пор как мою последнюю книгу перевели тут и там, я все время в разъездах. Употребляю фанаток в ночных клубах. Культивирую в себе интересную горечь, которая служит мне разменной монетой. Вместо того чтобы признать, что мне повезло, я все время жалуюсь. Ненавижу всех, кто хоть в чем-то на меня похож. Мир представляется мне безликим, потому что я бываю только в аэропортах и на дискотеках. На всем земном шаре фоном служит одна и та же песня. Глобализация проявляется прежде всего в музыке. Земля превратилась в танцпол. В этом дневнике я описываю новое явление: всеобщую дискотекизацию мира. Недавние исследования показали, что дискотека занимает первое место в списке развлечений – и трат – 18—24-летних (оставляя далеко позади кино, театры, концерты… и книги).

      вторник

      Клер сделала аборт, не предупредив меня. Я попытался дозвониться в клинику, но дежурная медсестра сказала, что не имеет права сообщать имена пациенток. Навестить ее нельзя: сегодня в 15 часов эмбрион был высосан в небытие, откуда он, собственно, и не должен был выходить. Как помириться с женщиной после всего того, что я ей устроил? Можно ли причинять ей такую боль под тем лишь предлогом, что любишь ее слишком сильно, чтобы сделать ей ребенка?

      среда

      Писать значит ждать: писатель, словно киноактер между двумя эпизодами, частенько просто сидит на стуле и ждет своего выхода.

      четверг

      Лилль бай найт. Капюсина говорит:

      – Я как японский футон – состою на треть из латекса, на треть из волоса, еще на треть из хлопка.

      Я, пожалуй, впервые встречаюсь с девушкой, которая хвалится тем, что она кровать.

      Девушка объясняет мне, почему Ролан Барт не дурак:

      – Он пребывает в дифракции на субъективном уровне.

      Слава богу, на ней майка с глубоким вырезом! Еще с нами Саманта, она торгует по ресторанам розами вразнос. Это лилльское предприятие являет собой фею в юбке с разрезом. Мы сидим в “Пиро́ге”, ром-баре, где, несмотря на неудачные “Капириньи”, все друг друга лапают. Потом отправляемся в “Амнезию”, техно-клуб со свечами и кирпичными стенами. Девицы, хоть и натуралки, целуются



<p>84</p>

Анджело Ринальди – французский журналист, писатель, редактор литературного раздела “Фигаро”.