Манюшка. Ольга Загайнова

Читать онлайн.
Название Манюшка
Автор произведения Ольга Загайнова
Жанр Исторические любовные романы
Серия
Издательство Исторические любовные романы
Год выпуска 2018
isbn



Скачать книгу

так и появилась в Березовке новая жительница, которую Катерина ласково окрестила – Манюшкой. Березовские так же кликать стали. Девчушка, к любому труду приучена, на все руки горазда: помыть, постирать, копать, за скотом ходить. Грязную избу в два счета промыла, тряпочки отстирала, пауков повывела.

      Старушка довольнехонька. Запала в сердце сиротка. Деревенским соседям, с кем знакомство водила, нахваливала, с гордостью и любовью рассказывала, что преображения в доме случились – чистота и порядок. Мнение о прибывшей сложилось хорошее. Да и видели, что и вправду умница, скромница и хозяйственная. Мимо пройдет, улыбнется, головой кивнет. Не девушка – золото!

      Катерина в Березовке тоже чужая. Приживалась постепенно, через страдания и боль. Пожилая женщина в молодости красавицей была. Даже в старом возрасте отпечаток былой красы остался: ясные синие глаза, открытый взгляд, русая коса до пояса. Родовая у них такая: все женщины синеокие, светловолосые.

      Жила в городе. Дом новый, хозяйство богатое, достаток и порядок во всем. Муж на лесопильне трудился, прилично зарабатывал. Сыночков родила, только те – один – семи лет, другой – пяти в одно время померли, животами мучились. Бедные крохи! Горе тяжело пережила, поседела. Других чад бог не дал.

      Жили, заботясь, друг о друге, покуда не настигла новая беда. Поехал супруг на лесозаготовку. Дерево то, наверное, два века стояло, пока его спилить не решились – огромный дуб, кронами в небо со стволом необхватным. На весь лес один такой вымахал, желудями всю землю вокруг осыпал. Вся деревня ходила собирать, таскали ведрами, корзинами, забивая закрома.

      Пилили двуручной пилой. Кора плохо поддавалась, словно железная, разве, что крошилась мелкой стружкой. После, когда до мягкой древесины дошли, все равно помучиться пришлось. Пока старались-трудились, планы строили: видишь ли, древесина-то ценная, хоть ложки из нее режь, хоть табуретки с лавками. Когда дуб задумал свалиться, напарник прочь отскочил, а муж опору держал. Ну, где человеку против такого исполина выстоять?

      Муж, на любую работу горячий, все стремился больше ухватить, утащить, чтоб заработать. Такая черта характера была бы угодна, если не доводилась до абсурда. Где другой поглядел, как другие работают, ну, подмогнул маленько, не напрягая живота, этот угодник брался за непосильную ношу. Свалился дуб, подминая неразумного трудяжку, ноги перебил, спину сломал.

      Катерина, как за маленьким ходила, словами худыми не попрекала, на чудо и исцеление надеялась. Хворь распорядилась по-другому – помер мученик через два года. Ей на то время за сорок минуло. Считай, бабий век позади: детей не нажила, мужа потеряла.

      Замуж больше не вышла, да и не предлагали. Не возражала, когда к ней золовка с семьей переехали. Вместе веселее, решила по доброте душевной. Вещей в доме появилось много, новая хозяйка весь скарб притащила: сундуки, ложки-плошки и прочее.

      Сперва жили ровно, друг другу помогали. Потом на золовку дурь напала: мужа ревновать стала. Зорко следила за каждым шагом своего благоверного. Колкие слова напрасных обвинений обрушивала на голову ни в чем неповинной родственницы. Злоба проявлялась в самых нелепых ситуациях, даже мелкие бытовые вопросы решались с неизменной грубостью и криками. Если хотелось Катерине приготовить еду, постирать, либо в баню сходить – приходилось разрешения спрашивать, не хотелось лишние неудобства сожителям доставлять. С какого-то дня, сейчас уж и не вспомнить, получилось, что перестала быть хозяйкой в доме.

      Пошли жуткие склоки. Сожительница стала хлебом помыкать: «Де – ешь наше», кухня-то одна! Шире-дале. Терпела, в своем доме мечтала дожить, но невтерпеж стало. Покаялась, что добрая, не может под напором устоять, слова поперек вставить. Глядишь, умела бы за себя постоять, поскандалить, все сложилось бы по-другому. Золовка – женщина умная, быстро превосходство поняла, взяла хозяйство в руки, а для невестки лишь угол за печкой оставила.

      Катерина обнаружила, что лишняя, ненужная, вызывает раздражение со всех сторон. Собрала скромные пожитки в котомку и отправилась в Березовку. Думала, что сродница троюродная жива, такая же бездетная. На тамошнее проживание надежду питала. Оказалось, сестра три года как померла. Обратно возвращаться нельзя, хоть в чистом поле шалаш строй.

      Березовка – бедная неустроенная, селится некуда, но мир не без добрых людей. Каждого пришлого заметно, увидали, что бедолага мыкается. Разузнали, что не от хорошей жизни объявилась. Сердобольная крестьянка, Зойкина мать, дала кров, и кусок хлеба за столом.

      В ту пору освободилась маленькая избенка на два окошка на самом краю, хозяева за лучшей долей в город уехали. Рядом погорелое место и получалось, от остальной деревни на большом отшибе. По странному обстоятельству, при пожаре, дом в центре пламени стоял, а огонь мимо прошел, будто колпаком накрыло.

      Перебралась туда, радуясь собственному жилью, пусть и такому бедному. В этом неустроенном приюте сызнова начинать пришлось: дров нет, есть нечего, ни ложки, ни плошки, голый пол да стены. Сама уж старая женщина, проку никакого. Ветхую избенку обустроила только в меру своих сил. После прежних хозяев осталась лавка, да печка, этим скарбом и обвыклась. Первое время, выдирала