Покой жителей Верно. Алексей Владиленович Амелин

Читать онлайн.
Название Покой жителей Верно
Автор произведения Алексей Владиленович Амелин
Жанр Приключения: прочее
Серия
Издательство Приключения: прочее
Год выпуска 2018
isbn



Скачать книгу

Той с удовольствием смотрел на сломанный градусник, который отныне показывал ничто иное как уровень горизонта между взгорьем и лесами.

      Той задумчиво смотрел в окно кабинета, с удовольствием убеждаясь, что горизонт всё там же, как вдруг раздался стук в дверь (звонок в доме, как и многое другое, выглядел интересно, но не работал). Стук был нетороплив и обстоятелен. Той в два прыжка спустился на этаж. Старая лестница сипло охнула. Входная дверь испуганно пискнула и на уровне лица Тоя обнаружилась большая рука Тано, сжатая в кулак. Тано, улыбаясь, расправил пальцы руки в приветственный жест:

      – И постучать ещё толком не успел.

      Той удивился и обрадовался визиту, представляя, что за важное письмо или посылку ему придётся доставить и как далеко. Он истосковался по работе. В городе новостей не было, и никто не спешил никого ни в чём уведомить. Гости ещё более обрадовали Тоя, объяснив, насколько далеко и надолго ему придётся отправиться на этот раз. Тано торжественно вручил Тою поручительное письмо с удостоверяющей печатью и просьбой о содействии. Монг – мешочек ароматных сухарей. Петерсон – пару крепких походных башмаков и двадцать монет.

      Теперь они молча стояли и смотрели на Тоя, прикидывая, что из этой затеи выйдет. Той выглядел обнадёживающе: улыбался, предлагал чаю и уже успел напялить один из новых башмаков.

      Гости не спеша уточнили детали предприятия, прикинули возможные вариации, вероятные препятствия, дали пару добрых советов, и по причине волнительности момента выпили весь имеющийся в доме чай.

      Уже было сказано всё, что только можно. И по случаю. И вообще. За окном успело стемнеть, когда Тано наконец возвестил:

      – Однако нам пора. Да и ты тут не задерживайся! Город ждёт новостей.

      Монг прослезился. Петерсон сжал Тою руку. Той заверил:

      – Утром выйду, к вечеру буду у перекрёстка. А там уж решу, куда сначала – к Маяку, или в Обсерваторию.

      Засыпая, Той решил, что выйдет пораньше и завтракать будет уже в дороге, сидя под раскидистым дубом. И чтобы за спиной был лес, а перед глазами поле.

      Трактир

      К вечеру следующего дня Той уже с трудом узнавал места, но в дороге не сомневался. Когда-то в юности он добирался до перекрёстка. Тогда Трактир представлялся ему волшебным замком. Внутрь безусых не пускали и Той ходил кругом, исследуя причудливый фасад, украдкой заглядывая в окна и населяя всё видимое воображаемым смыслом, сказочными существами и чудесными событиями. Вообще он много бродил по окрестностям. Когда в альбоме, а когда на обрывках обёрточной бумаги, Той успевал делать зарисовки и заметки. Потом, уже дома, он формировал на их основе не очень точные, но полные изящного художества карты окрестных земель. В Верно они пользовались успехом. Особенно у граждан солидных, коим не пристало самим шляться, где попало, а вид из окна родного и любимого дома давно наскучил. Приятно глядеть зимним вечером на висящую над камином карту и вспоминать места, где когда-то бывали, или всегда хотели побывать, да всё не досуг. Поглядывая на такую карту, легко было поддерживать разговор даже с плохо знакомыми гостями. Такая карта в доме была вроде «камина греющего душу», или будто ещё одно окно: вдаль, в прошлое, в будущее и вовсе несбыточное.

      Темнело. Той, улыбаясь, глядел вдаль, представляя, какие мосты и ограды украсят дорогу впереди. На случай особо интересных конструкций или происшествий у него был с собой небольшой альбом на половину уже изрисованный и исписанный Быстрой речью. Он шёл с удовольствием, но ближе к ночи дорога всё больше устало прогибалась и недовольно ёрзала под ногами. В тишине со стороны Горы стал хорошо слышен тот самый «хохот». Захотелось уже некоторой определённости с ужином и ночлегом. Той торопился убедиться, что Трактир у перекрёстка всё ещё на своём месте. Споткнувшись пару раз о памятные с детства коряги, Той понял, что уже близко. Шёл и прикидывал: чего он больше хочет – есть, или спать. Он ещё не решил, куда пойдёт после, но не зайти по дороге в Трактир было никак нельзя. Как там потом будет в дороге? А здесь, не только приятные детские воспоминания, но и горячий ужин, холодное пиво, тёплая кровать с прохладными простынями. Да и дело обязывало Тоя заглянуть в Трактир – трактирщик, среди прочего, обязан был отвечать на все вопросы посетителей и быть в курсе всех новостей. Той шёл, вспоминая всё, что знал об этом месте. Друзья постарше рассказывали про девушек разносящих пиво, молодых, улыбчивых, несущих пиво разом по дюжине кружек, крепко и нежно прижав ношу к груди. Когда-то в прошлом здесь случалось видеть и иные забавы. Народ Острова в целом миролюбив, но пиво и простой люд, с его простыми грубоватыми развлечениями… в Трактире можно было наблюдать драку. Редко из-за натуральной ссоры, обычно соревновательно, на спор, с денежными ставками и азартными болельщиками. Притом, драка всегда предварялась соревнованием в питии и обжорстве, от чего последующая схватка являла собой скорее комичное представление, чем суровый, бескомпромиссный поединок. Однако после одного случая кулачные бои в Трактире запретили – старый Эб, вечно пьяный завсегдатай подобных развлечений, во время драки случайно задохся, подавившись рвотой. Теперь старые бывалые драчуны соревнуются лишь следующим образом: