Большая стрелка. Сергей Зверев

Читать онлайн.
Название Большая стрелка
Автор произведения Сергей Зверев
Жанр Криминальные боевики
Серия Я – вор в законе (Эксмо)
Издательство Криминальные боевики
Год выпуска 2017
isbn 978-5-699-96896-1



Скачать книгу

он.

      – Ей все равно. Двенадцать часов. Она уже пьяная.

      – Ну тогда давай ко мне…

      Мужчина жил в Курееве – окраинном трущобном районе, состоящем сплошь из дощатых домишек – в большинстве самостроя. Здесь жило самое отпетое ворье города Дедова. Приезжали сюда гости из Ахтумска и даже из Москвы по каким-то блатным делам. Мораль у местных была простая: зону не топтал – ты не человек.

      – Чаю? – спросил мужчина, когда они зашли в деревянный, с трехоконным фасадом дом.

      – Если вас не затруднит, – вежливо произнес мальчишка.

      Мужчина заварил чай в алюминиевой кружке, вытащил блюдце с вареньем. Себе налил стопку водки, махом опрокинул ее, закусил грибочком:

      – Хороша, отрава!

      Художник размешал в кружке варенье, отхлебнул сладкого чая.

      – Ну как? – спросил мужчина.

      – Тошнит немного.

      – Настучали по голове. Это бывает. Чай пей. Жидкости надо побольше.

      Художник огляделся. Его поразила стерильная чистота в комнате. В углу стояла никелированная металлическая кровать, на стене висел ковер с оленями. Деревенский колорит.

      – Как тебя зовут? – спросил хозяин дома.

      – Андрей.

      – А я – Анатолий. Фамилия Зименко. Люди Зимой кличут… Хорошо рисуешь. – Он открыл папку, полюбовался на рисунок церкви.

      – Выбросите, – произнес сдавленно Художник.

      – Почему? Не хочешь напоминаний?

      – Не хочу! – Художник отодвинул от себя блюдце с вареньем и хотел подняться со стула.

      Зима мягко, но настойчиво усадил его обратно со словами:

      – Ты, пацан, должен в рамку повесить этот рисунок. Чтобы он всегда напоминал, что «хомо хомини люпус эст».

      – Что? – удивился Художник и посмотрел в смеющиеся глаза Зимы.

      – В переводе с языка древних римлян означает сие, что человек человеку волк – это была единственная фраза, которую Зима знал по-латыни. – Не согласен?

      – Не знаю, – пожал плечами Художник.

      – Знаешь, эти молокососы тебя бы убили. Им надо было убить. – У Зимы хищно раздулись ноздри. – Они щенки. А им хочется стать волками… Да, Андрюха, человек человеку волк. Чтобы выжить, нужно быть самым свирепым волком.

      – Я не знаю. – Художник поморщился от боли в ребрах.

      – Правильно. Ты пока вообще ничего не знаешь. Вот я тебе и объясняю.

      – Зачем?

      – Потому что я тебе жизнь спас. И теперь ты принадлежишь мне, со всеми потрохами… Да шучу. – Зима сказал таким тоном, каким не шутят. – Ладно. – Он опять улыбнулся, и Художник поймал себя на мысли, что этот человек ему нравится. – Приходи, как скучно станет, волчонок…

      Художнику не хотелось снова приходить сюда. Зима и притягивал, и пугал его. Но через три дня ноги сами принесли его в Куреево. И снова они пили чай с вареньем. Снова Художник услышал пространную лекцию о волках, стаях, травоядных, которые составляют большую часть человечества и созданы для того, чтобы волки на них охотились.

      Дальше в судьбе Художника все складывалось, как и у тысяч таких же неустроенных пацанов. Зима таскал его с собой, притом не только в Дедове, но и в областной центр Ахтумск. В папиросном дыму, под слова фени и звон наполненных водкой стаканов мальчишка быстро научился понимать различия между гоп-стопниками и домушниками, узнал, чем отличается форточник от майданщика и какие нравы царят за колючкой. Немало наслышался он о самом болезненном для блатных текущем моменте – о новых то ли фраерах, то ли бандитах, которых прозвали «комсомольцами». Они жестоко, с жадным нахрапом, не боясь ни чужой, ни своей крови, часто не думая о последствиях, атаковали растущие как на дрожжах кооперативы. Тогда только начинало входить в обиход понятие «рэкет».

      Зима подкармливал паренька – давал и продукты, и немножко денег. И наконец в жизни Художника произошло несколько судьбоносных и закономерных событий.

      – Пора к делу приучаться, – заявил однажды Зима. – В десять вечера приходишь ко мне.

      Этой ночью они подломили магазин.

      – Учись, волчонок, – сказал Зима, раскладывая инструмент.

      Художник светил фонариком, и в его бледном свете Зима принялся за несгораемый ящик, где должна была быть выручка и зарплата работников.

      Ящик сдался через пятнадцать минут. Вытерев рукавом пот со лба, Зима распахнул дверцу, вытащил несколько тугих пачек денег и резко кинул:

      – Двигаем отсюда в темпе вальса.

      Увидев, что Художник хочет прихватить со стола какую-то безделушку, ударил его по руке и прикрикнул:

      – Положь! Никогда не связывайся с вещами, если можешь взять деньги!

      Когда они добрались до дома Зимы, Художник дрожал – не от страха, а от возбуждения. Ему казалось сейчас море по колено. Он пришел с первого своего дела!

      При свете настольной лампы Зима вывалил на стол деньги. Казалось, что их очень много.

      – Нравится? –