MREADZ.COM - много разных книг на любой вкус

Скачивание или чтение онлайн электронных книг.

Антисоветский Советский Союз

Владимир Войнович

Причудливые, неправдоподобные, но задокументированные картины недавней нашей реальности в жизни, литературе и политике. 1973–1993.

Отчаянная осень

Галина Щербакова

Всю свою писательскую жизнь Галина Щербакова собирает коллекцию человеческих судеб, поступков, заблуждений. Она обращается к историям жизни людей разного возраста и достатка. Главная тема, которой посвящены все ее книги, – всеобъемлющее понятие любовь. Как бы люди ни уговаривали себя, что ищут славы и известности, денег и признания, – все ищут ее, любви. Те, кто находит, стремятся удержать, кто теряет, ищут снова. Проводя героев через огонь, воду и медные трубы, Щербакова в каждого вселяет надежду – и каждый дождется своего счастья.

Молитва Господня

Митрополит Вениамин (Федченков)

Книга «Молитва Господня» не так давно была доступна лишь инокам Псково-Печерского монастыря, поскольку машинописный экземпляр ее находился в келье у одного из старцев обители. Автор книги, митрополит Вениамин (Федченков) – выдающийся иерарх Русской Православной Церкви – прожил долгую, нелегкую, но интересную жизнь, всецело отданную служению Богу, Святой Церкви и народу Божию. Живая вера в Бога, в заступничество Божией Матери и святых дышат в каждой строчке творений Владыки.

Нелетописное

Ольга Громыко

Война с вамирами долины Догевы закончилась совсем недавно. Жизнь постепенно входит в старое русло. Нет, конечно, все еще неспокойно на дорогах. Промышляют банды мародеров, которых всегда тянет на легкую поживу. А на ярмарке можно увидеть живого вампира. Всего за медную монетку вы увидите того, кого, возможно, никогда в жизни не увидели бы. Вот только не сможет маг пройти мимо такого издевательства. Тем более, что на его пути очень пригодится такой попутчик…

Чудесный костюм цвета сливочного мороженого

Рэй Брэдбери

«На город опускались летние сумерки. Из дверей бильярдной, где мягко постукивали шары, вышли трое молодых мексиканцев подышать теплым вечерним воздухом, а заодно поглядеть на мир. Они то лениво переговаривались, то молча смотрели, как по горячему асфальту, словно черные пантеры, скользят лимузины или, разбрасывая громы и молнии, как грозовая туча, проносятся трамваи, затихая вдали. – Эх, – вздохнул Мартинес, самый молодой и самый печальный из троих. – Чудесный вечер, а, ребята? Чудесный…»

Удивительная кончина Дадли Стоуна

Рэй Брэдбери

«– Жив! – Умер! – Живет в Новой Англии, черт возьми! – Умер двадцать лет назад! – Пустите-ка шапку по кругу, и я сам доставлю вам его голову!..»

Ревун

Рэй Брэдбери

«Среди холодных волн, вдали от суши, мы каждый вечер ждали, когда приползет туман. Он приползал, и мы – Макдан и я – смазывали латунные подшипники и включали фонарь на верху каменной башни. Макдан и я, две птицы в сумрачном небе… Красный луч… белый… снова красный искал в тумане одинокие суда. А не увидят луча, так ведь у нас есть еще Голос – могучий низкий голос нашего Ревуна; он рвался, громогласный, сквозь лохмотья тумана, и перепуганные чайки разлетались, будто подброшенные игральные карты, а волны дыбились, шипя пеной…»

Рассказ о любви

Рэй Брэдбери

«Это была неделя, когда Энн Тейлор приехала преподавать в летней школе в Гринтауне. Ей тогда исполнилось двадцать четыре, а Бобу Сполдингу всего четырнадцать. Все хорошо помнят Энн Тейлор, ведь она была той учительницей, которой все дети хотели приносить огромные апельсины или розовые цветы и для которой они сами, без напоминаний, сворачивали желто-зеленые шуршащие карты. Она была той девушкой, которая, казалось, всегда шла мимо вас в те дни, когда под сводами дубов и вязов в старом городе сгущалась зеленая сень, она шла, а по лицу ее скользили яркие тени, и скоро все взгляды были устремлены на нее…»

Ржавчина

Рэй Брэдбери

«– Садитесь, молодой человек, – сказал полковник. – Благодарю вас. – Вошедший сел. – Я слыхал о вас кое-что, – заговорил дружеским тоном полковник…»

Октябрьская игра

Рэй Брэдбери

«Он положил револьвер обратно в ящик стола и запер его. Нет, не так. Так Луиза не будет мучиться. Она умрет, все кончится, и никаких мучений. Для него же было чрезвычайно важно, чтобы ее смерть была прежде всего долгой. Долгой и изощренной. Как продлить ее мучения? И главное, как это осуществить? М-да. Стоя перед зеркалом в спальне, мужчина аккуратно застегнул запонки на манжетах. Он достаточно долго стоял, слушая, как внизу, за стенами этого уютного двухэтажного дома, по улице носятся дети; эти дети – шуршат, словно мыши, словно опавшие листья…»