Очерки

Различные книги в жанре Очерки

Десять книг одного века

Валерий Окулов

«„Habent sua fata libelli/Книги имеют свою судьбу“ – полстроки из стихотворного трактата римского грамматика Теренциана Мавра давно стали „крылатым“ и часто употребляемым выражением. А вот полностью строку знают меньше – „оценка читателя книгам судьбу назначает“, в смысле – потомки могут оценить книгу совсем иначе… Так бывает чаще – когда мнения современников и потомков расходятся. А на обширной „территории“ фантастической литературы большинство книг даже через год уже никто не помнит, кроме их авторов да коллекционеров. Другое дело, если книга не дает себя забыть…»

«Русь и вси языци». Аспекты исторических взаимосвязей. Историко-археологические очерки

В. Я. Петрухин

В монографии рассматривается широкий спектр культурных взаимосвязей формирующегося древнерусского этноса (руси) с окружающим миром и народами («языками»), начиная с проблем древнейших отношений балто-славянской общности с финно-угорским миром и кончая проблемой отношения русских к иным «языкам» в средневековый период. Взаимосвязи с народами, обитающими в разных областях Евразии, – варягами, хазарами и евреями, протоболгарами, уграми-венграми и зауральской югрой – исследуются как в сфере материальной культуры и искусства, так и в области книжных и фольклорных сюжетов, мифа и обряда.

Развлечение

Зинаида Гиппиус

«По деревянным мосткам города Медыни быстро шла девушка, одетая как барышня. На вид ей было лет двадцать пять. Бледное длинное лицо казалось чем-то озабоченным. Вся она была не привлекательна и не красива, а замысловатый провинциальный наряд еще больше портил ее фигуру с круглой, сутуловатой спиной…»

Художник и поселянка

Иоганн Гете

« Художник. Божие благословение тебе и твоему грудному питомцу, молодая поселянка! Позволь мне у стены сего утеса под тенью вяза твоего сложить мою ношу, и подле тебя отдохнуть от трудов. Поселянка. Какой промысел в часы полуденного зноя вывел тебя на сию пылкую стезю? Не несешь ли ты в селы городских товаров? Ты улыбаешься, странник…»

Бастиа

Александр Куприн

«Этот небольшой, полусуточный переход был очень тяжел. На закате поднялся ветер, а к ночи перешел в настоящую бурю. Всех пассажиров, – впрочем, их было немного, – очень скоро укачало. В курительной комнате остались только двое: я и какой-то светловолосый, светлоглазый, белоресницый англичанин. Я посасывал лимон, а он с невозмутимым спокойствием пил стакан за стаканом шотландскую виски, едва разбавленную для приличия содовой водой. Так как время было очень тоскливое, а ночь темная, грозная и душная, то мы были оба в приподнятом настроении и старались развлекать друг друга…»

За тех, кто в море

Юрий Кривоносов

Книга эта – о моряках, если моряками считать людей, причастных к работе на море вообще, а не только тех, кто плавает на каком-либо средстве передвижения по солёной воде

В Ясной Поляне

Аксель Гермониус

«Константин Михайлов в поддевке, с бесчисленным множеством складок кругом талии, мял в руках свой картуз, стоя у порога комнаты. – Так пойдемте, что ли?.. – предложил он. – С четверть часа уж, наверное, прошло, пока я назад ворочался… Лев Николаевич не долго обедает. Я накинул пальто, и мы вышли из хаты. Волнение невольно охватило меня, когда пошли мы, спускаясь с пригорка к пруду, чтобы, миновав его, снова подняться к усадьбе знаменитого писателя…»