Леонид Андреев

Список книг автора Леонид Андреев


    Покой

    Леонид Андреев

    «Умирал важный, старый сановник, большой барин, любивший жизнь. Умирать ему было трудно: в Бога он не верил, зачем умирает – не понимал, и ужасался ужасом безумным. Было страшно смотреть на него, как он мучился. Позади умирающего сановника была большая, богатая, интересная жизнь, в которой не оставались праздными сердце и мысль и получали свое удовлетворение. И устали сердце и мысль, устало все пожившее, тихо холодеющее тело…»

    Предстояла кража

    Леонид Андреев

    «Предстояла крупная кража, а быть может, убийство. Нынче ночью предстояла она – и скоро нужно было идти к товарищу, а не ждать в бездействии дома и не оставаться одному. Когда человек один и бездействует, то все пугает его и злорадно смеется над ним темным и глухим смехом…»

    Книга

    Леонид Андреев

    «Доктор приложил трубку к голой груди больного и стал слушать: большое, непомерно разросшееся сердце неровно и глухо колотилось о ребра, всхлипывало, как бы плача, и скрипело. И это была такая полная и зловещая картина близкой смерти, что доктор подумал: „Однако!“, а вслух сказал: – Вы должны избегать волнений. Вы занимаетесь, вероятно, каким-нибудь изнурительным трудом?..»

    Нет прощения

    Леонид Андреев

    «Курсистка. Молоденькая, такая молоденькая – совсем еще девочка. Нос тонкий, красивый, но по-детски еще незаконченный: не то он прямой, не то с горбинкой, не то просто вздернутый; и такие же незаконченные, пухлые губы, от которых как будто пахнет шоколадными конфетами и красной карамелью. И так щедры, так пышны тонкие волосы, густой и ласковой волной окутавшие голову, что при взгляде на них приходят мысли обо всем самом хорошем и светлом, что есть на земле: о золотом утре на голубом море, о весенних жаворонках, о ландышах и пахучей разросшейся сирени…»

    Рассказ о семи повешенных

    Леонид Андреев

    «Так как министр был человек очень тучный, склонный к апоплексии, то со всякими предосторожностями, избегая вызвать опасное волнение, его предупредили, что на него готовится очень серьезное покушение. Видя, что министр встретил известие спокойно и даже с улыбкой, сообщили и подробности: покушение должно состояться на следующий день, утром, когда он выедет с докладом; несколько человек террористов, уже выданных провокатором и теперь находящихся под неусыпным наблюдением сыщиков, должны с бомбами и револьверами собраться в час дня у подъезда и ждать его выхода. Здесь их и схватят…»

    Красный смех

    Леонид Андреев

    Одно из самых страшных произведений Андреева, сложная и символичная картина ужасов войны в аудиоформате! На войне можно уцелеть. Но можно ли ее пережить? Вернуться и просто забыть? Или война, со всем ее кромешным ужасом и безумием, с ее нелепостью и жестокостью, так и остается навеки в сознании уцелевшего, обреченного поневоле снова и снова возвращаться мыслями к воспоминаниям о пережитом?.. В сборник также вошли повесть «Жизнь Василия Фивейского», рассказ «Губернатор» и другие произведения писателя. © Оформление ООО «Издательство АСТ», 2022 © & ℗ ООО «Издательство АСТ», «Аудиокнига», 2022

    Иуда Искариот

    Леонид Андреев

    Произведение одного из наиболее ярких отечественных прозаиков рубежа XIX и XX веков в аудиоформате! Иуда из Кариота – символ предательства, великий грешник, обрекший Иисуса Христа на смерть. При этом Иуда, пожалуй, самый загадочный евангельский персонаж – тем он и притягателен для Леонида Андреева с его интересом к противоречиям в человеческой душе. Повесть «Иуда Искариот», по словам самого автора, – «фантазия на тему о предательстве, добре и зле». Андреев пытается понять, что руководило поступками Иуды и почему он убивает себя. Писатель наполняет евангельский сюжет предательства психологическим содержанием, размышляя о любви и ненависти, страдании и жертвенности, случайном и неизбежном. © Оформление ООО «Издательство АСТ», 2022 © & ℗ ООО «Издательство АСТ», «Аудиокнига», 2022

    Друг

    Леонид Андреев

    «Когда поздней ночью он звонил у своих дверей, первым звуком после колокольчика был звонкий собачий лай, в котором слышались и боязнь чужого и радость, что это идет свой. Потом доносилось шлепанье калош и скрип снимаемого крючка. Он входил и раздевался в темноте, чувствуя недалеко от себя молчаливую женскую фигуру. А колена его ласково царапали когти собаки, и горячий язык лизал застывшую руку…»

    Весной

    Леонид Андреев

    «Когда стемнело и в комнатах зажгли огонь, он достал из-под кровати толстые непромокаемые сапоги и стал надевать их. От воды кожа съежилась и затвердела, сапог с трудом входил на ногу, и с гримасой злости и отвращения Павел притопнул ногой. Потом, точно ослабев от сделанного усилия или вспомнив что-то важное, чего нельзя забывать ни на минуту, он бессильно бросил руки на постель, сгорбился, так что голова вошла в плечи, как у больного или старика, и задумался…»

    Гостинец

    Леонид Андреев

    «– Так ты приходи! – в третий раз попросил Сениста, и в третий раз Сазонка торопливо ответил: – Приду, приду, ты не бойся. Еще бы не прийти, конечно прийду. И снова они замолчали. Сениста лежал на спине, до подбородка укрытый серым больничным одеялом, и упорно смотрел на Сазонку; ему хотелось чтобы Сазонка подольше не уходил из больницы и чтобы своим ответным взглядом он еще раз подтвердил обещание не оставлять его в жертву одиночеству, болезни и страху. Сазонке же хотелось уйти, но он не знал, как это сделать без обиды для мальчика, шмурыгал носом, почти сползал со стула и опять садился плотно и решительно, как будто навсегда…»