Вольтер

Список книг автора Вольтер


    Орлеанская девственница. Философские повести (сборник)

    Вольтер

    Написанная не для печати, зачисленная редакцией в разряд «отверженных» произведений, поэма Вольтера (1694–1778) «Орлеанская девственница» явилась одним из самых блестящих антирелигиозных памфлетов, какие только знала мировая литература. В легкомысленные образы облекает она большое общественное содержание. Яркие, кипучие, дерзкие стихи ее не только не потеряли своего звучания в наше время, но, напротив, получили большой резонанс благодаря своему сатирическому пафосу. Для своей поэмы Вольтер использовал один из драматических эпизодов Столетней войны между Францией и Англией – освобождение Орлеана от осаждавших его английских войск. Вольтер развенчивает слащавую и ханжескую легенду об орлеанской деве как избраннице неба, создавая уничтожающую сатиру на Церковь, религию, духовенство. Пародийно обыгрывая мотив чудодейственной силы, которая проистекает из чистоты и непорочности Жанны и которая якобы стала залогом ее победы над англичанами, Вольтер доводит эту мысль до абсурда: сюжет строится на том, что девичья честь Жанны служит предметом посягательств и коварных козней со стороны врагов Франции. Автор выводит на страницы поэмы целую галерею развратных, лживых, корыстолюбивых священнослужителей разного ранга – от архиепископа до простого монаха. Жанна в его поэме – краснощекая трактирная служанка с увесистыми кулаками, способная постоять за свою честь и обратить в бегство врагов на поле боя. Замысел поэмы возник, очевидно, в 20-е годы XVIII в. Работал над ней Вольтер медленно, с большими перерывами. Первые песни были написаны к началу 30 – концу 40 гг.

    Вольтepoвы мысли

    Вольтер

    «Надобно стараться только о том, что бы жить с самим собою и с друзьями, a не искать химерического бытия в уме прочих людей. Счастие и несчастье имеют действительное существование; но слава есть сон…»

    Перечень письма от Вольтера к Далиону, находившемуся в С.-Петербурге, в качестве министра от французского двора

    Вольтер

    «…Покорнейше прошу вас, милостивый государь, поднести ее императорскому величеству мою Генриаду, и обратить ее внимание на приписку, которая находится при книге на первой странице…»

    Письмо от Вольтера к лорду Гервею 1740 года

    Вольтер

    «А особливо прошу вас, милорд, не сердиться на меня, что я прошедший век называю веком Людовика XIV. Очень знаю, что Людовик XIV не имел чести быть государем, ни благодетелем Беля, Невтона, Галлея, Адиссона, Драйдена; но в век Леона X один ли сей папа все сделал?..»

    Слепые судьи, рассуждающие о цвете предметов

    Вольтер

    «Когда впервые организовалось Общество Слепых (Quinze-Vingts), все его члены, как известно, пользовались равными правами и их маленькие дела решались большинством голосов…»

    Индийское приключение

    Вольтер

    «Пифагор, во время пребывания в Индии, изучил, как всем известно, в школе гимнософистов, язык животных и растении…»

    Пришествие на нашу землю и пребывание на ней Микромегаса из сочинений г. Вольтера

    Вольтер

    «В некоторой из планет, обращающихся около звезды нарицаемой Сирии, был молодой и разумной человек, именем Микромегас, ростом в восемь миль, то есть в двадцать четыре тысячи геометрических шагов, шаг по пять ступеней. Видеть свет, выехал он из отечества своего, и приехал в Сатурн. Сатурниянцы ростом пред Сириянцами карлы. Вышина их только саженей по тысяче…»

    Автор, или творец

    Вольтер

    «Автор, или творец – имя общее, которое, подобно названию всякого другого ремесла, может означать и хорошее, и худое, и почтенное, и смешное, и полезное, и вредное, и самое приятное, и самое отвратительное…»

    Танкред

    Вольтер

    «Вожди и рыцари, Сицилии сыны, Герои-мстители отеческой страны! Вы, престарелые мои почтивши лета, Собрались у меня для важного совета, Как нам несущих брань тиранов отразить, И славу и покой отчизне возвратить…»

    Кандид, или Оптимизм

    Вольтер

    «В Вестфалии, в замке барона Тундер-тен-Тронка, жил юноша, которого природа наделила наиприятнейшим нравом. Вся душа его отражалась в его лице. Он судил о вещах довольно здраво и очень простосердечно; поэтому, я думаю, его и звали Кандидом. Старые слуги дома подозревали, что он – сын сестры барона и одного доброго и честного дворянина, жившего по соседству, за которого эта девица ни за что не хотела выйти замуж, так как у него в родословной числилось всего лишь семьдесят одно поколение предков, остальная же часть его генеалогического древа была погублена разрушительной силой времени…»