Зверь с той стороны. Александр Сивинских

Читать онлайн.
Название Зверь с той стороны
Автор произведения Александр Сивинских
Жанр Боевое фэнтези
Серия
Издательство Боевое фэнтези
Год выпуска 2001
isbn



Скачать книгу

с ревностью, Большой Дядька таким манером ухаживает за Милочкой?

      Нет, лучше уж считать, что у богатых свои причуды, и это – одна из них. Только вот когда же он стал настолько расточителен, чтобы начать эти самые причуды претво-рять в жизнь?

      – Недели не прошло, – разгадала Милочка (Людмила Фердинандовна, секретарь Большого Дядьки) мои мысли. – Завидуешь?

      – Э, – сказал я неопределенно. – Э-э…

      – Понимаю. Могла бы и не спрашивать, – с деланным сочувствием вздохнула Милочка и погладила мизинчиком боковую поверхность великолепной игрушки. Стара-ясь, однако же, не размазать свежий маникюр. Потом хитренько улыбнулась и сообщила: – Завидовать, молодой человек, дурно. Зависть разрушает душу и иссушает тело.

      – Знаю. – Я протянул ей розовый бутон на длинном стебле.

      – Ой, какое чудо! Филипп, ты меня балуешь. Возьми вазу сам. Она, кажется, на окне. Водичку плесни из кувшина.

      Я немедленно исполнил требуемое.

      Милочка – сама прелесть. Мадемуазель Обаяние. Уж её-то никогда не иссушала зависть или другие людские пороки, что очевидно – такая она румяная и свежая. Губки – вишенки, щёчки – персики. Посмотрит – как золотым империалом подарит. Ну, и всё ос-тальное у неё по высшему разряду. С малюсенькой такой поправкой на классический идеал женской красоты. Топ-моделью ей не быть, наверное… да и слава Богу. Портить подобное совершенство диетами (а пришлось бы наверняка, чтобы добиться требуемой дурацкими модельными канонами «высушенности» наиболее привлекательных для нор-мального мужчины участков девичьего тела) – кощунственно и преступно. Кроме того, она не вышла ростом. Метр шестьдесят два – шестьдесят три. Как Венера Милосская.

      Могу добавить – и в этом тоже.

      С первого дня знакомства я облизываюсь на Милочку, как кот на сметану, но пока безрезультатно.

      – С такими ноготочками тебе непременно следует побывать в кафе «Баскин Роб-бинс», – сказал я задушевно и поиграл бровями, подразумевая своё присутствие рядом. – Там все ревниво следят, какое мороженое кушает сосед, а значит, замечают и руки, пор-хающие над вазочкой. Уверен, ты будешь королевой бала!

      – Королевой мороженого, – фыркнула она.

      Номер с «Баскин Роббинс» не прошёл тоже, грустно констатировал я.

      В список ранее предлагавшихся Милочке развлечений уже входили: театры, кино, китайский ресторан, различные музеи, выставки, боулинг, кислотно-экстремальная partyзанщина, катание со снежной горки на сноуборде или пятой точке, лыжные прогул-ки, болгарские пляжи, отечественная дача и парад в честь Дня Победы. Чего скрывать, подразумевалось моими планами, пусть не в первый заход, и продолжение – с доведени-ем взаимной приязни до состояния мечты. В мечтах неизменно фигурировала широкая софа, где мы могли бы сооружать прелестную икебана из двух элементов: нежной лилии, сплетённой с грубым узловатым древесным стволом.

      Список постоянно пополнялся, однако любые мероприятия оставались невостре-бованными. И это притом, что я ей, определенно, нравлюсь. Уж отношение-то к себе столь яркой представительницы прекрасного пола я способен разглядеть и распознать превосходно. Скорее всего, Милочка догадывается о продолжении и, как особа, не склонная к спонтанному занятию классическим японским искусством, такого рода про-должений побаивается.

      Фантазия моя помаленьку истощалась. Пламень же любовный в груди при виде Милочки униматься не желал. И я подумывал уже иной раз, едва ли не всерьёз, предло-жить ей прямо и недвусмысленно выйти за меня замуж. Наверное, это судьба…

      – Тогда другой вариант, – шепнул я, снова поиграв бровями. – Прогуляемся ве-черком по парку отдыха трудящихся? Природа пробуждается, радуясь тёплой весне, и мне ведом укромный уголок, где цветут подснежники! Мы возьмемся под руку словно влюбленные, будем щебетать и целоваться в целях маскировки, так что никто не догада-ется, что мы идем хищнически рвать новорожденные эндемики. Ах, сколь это будет ро-мантично!.. Ну как?..

      – В одну повозку впрячь не можно коня и трепетную лань, – сымпровизировала жестокосердая Людмила Фердинандовна, демонстративно приникнув к чуду вычисли-тельной техники.

      «Отстань, жеребец сладострастный», – перевел я для себя безрадостно. Играть бровями смысла больше не было. Пришлось настроиться на официальный тон:

      – Девушка! – проговорил я предельно строго. – Отвлекитесь-ка на момент от сво-его пасьянса. Я прибыл по делу, между прочим. Мне, знаете ли, назначено!

      Она бесстрастно проглотила «пасьянс» (на экране присутствовала какая-то табли-ца, даже отдалённо не похожая на карточную колоду), сверилась с записями и кивнула:

      – Входите, молодой человек, вас ждут.

      Я, как заправский битюг, цокая подковами, звеня уздечкой и тряся гривой, про-рысил в кабинет.

      Лишь от идеи ронять на ходу конские яблоки, поразмыслив, отказался.

      Выражение радости от встречи на лице Большого Дядьки казалось неподдельным. Рукопожатие его было как всегда крепко, а дружеское похлопывание по плечу – веско. Профиль – всё также аристократичен,