Труп. ШаМаШ БраМиН

Читать онлайн.
Название Труп
Автор произведения ШаМаШ БраМиН
Жанр Ужасы и Мистика
Серия
Издательство Ужасы и Мистика
Год выпуска 2019
isbn



Скачать книгу

на пару дней». От этой мысли Кирилла передернуло. Ему приходилось сидеть в КПЗ. В девяностые. Кошмарили шефа. Воспоминания неприятные, но Кирилл этого не боялся. «На бабки по любому разведут. Такого «сладкого» мимо не пропустят» – думал он. Правильней всего откапать жмура, и вечерком закопать подальше за забором. Есть риск попасться, да и криминалистов нельзя недооценивать. Тогда точно статья. «А не все ли равно где тебе лежать, бродяга?» – светлая мысль, или мутный соседский самогон, сбросил с плеч огромный груз. «Клянусь, я тебя больше не побеспокою! Покойся с миром!». Кирилл хмыкнул, приложил руку к сердцу, жестом доказывая искренность своих обещаний, взял лопату и заново похоронил неприкаянное тело незнакомца.

      Приняв душ и надев свежую футболку, Кирилл полез в закрома. В боковом шкафчике винтажного серванта, доставшегося от предыдущих хозяев, стояли две бутылки коньяка, одна из них початая, бутылка шампанского, бутылка Мартини. Банкир держал их для особого случая, если в берлогу заглянет дама. «Желательно молодая, – мечтал Кирилл, – Хотя можно и …» Эта мысль почему-то напугала его. Сейчас, конечно же, был не тот особый случай, но выпить все равно хотелось. Находка не давала покоя. Моясь в душе, он подумал, что неплохо бы навести справки о предыдущих хозяевах. Бумаги на покупку он подписывал через агентство, и лично знаком с владельцами участка не был. «Быстрее всего отжали. Может другой криминал. Не мое дело. Но труп в огороде точно не закрепит за мной права владения. Разузнать надо аккуратно. Мало ли, откуда прилетит. Предупрежден – вооружен».

      Кирилл наполнил рюмку. Делиться коньяком с соседом жалко, но развязать старику язык все-таки надо. Наверняка дед обиделся из-за самогона. Банкир решил идти в магазин. Далеко, но разница между бутылкой водки из сельпо и заморским коньяком полностью оправдывает усилие. Вернулся Кирилл из магазина затемно.

      – Дядя Степа! – крикнул у соседской калитки. – Ау! Пустишь?

      – Кто там? – ответили из беседки.

      – Я, – ответил банкир, – Кирилл Геннадьевич, сосед.

      – А, Геннадич, заходи. Открыто.

      Кирилл плюхнул бутылку на стол:

      – Закусить найдется чем?

      – А то, – Степан метнулся к холодильнику. Достал нарезанную колбасу, открытую банку рыбной консервы, свежие огурцы, и острую морковку. – Извини, сосед, хлеба нет.

      Банкир разлил водку. Самую дешевую брать не стал, побоялся, а эта вроде как, и по цене и по упаковке, походила на достойную.

      – Ну, давай!

      Закусывая, Кирилл продолжил:

      – Ты извини меня, Степа, за самогон. Не пошел он.

      Сосед смотрел на него, насупившись.

      – Я и не обижаюсь. Чего мне. Мы не неженки. Это вы, ваше благородье …

      – Брось, Степан, чего ты? Какое я тебе благородье? Я такой же, как и ты. Тоже люблю так вот по простому. По-душевному. По-соседски. Кстати ты как с предыдущим соседом, дружил?

      – Дружил? – Степан чуть не поперхнулся. – Урод он. Жадный как не знаю кто. Когда строился, все ходил винил меня, мол, песок у него краду. Чуть до драки не дошло. Потом, дескать, я забор передвинул. Оттяпал, говорит, метр его участка. Приходили с района замеряли все по-новому. Таки у того, другого соседа забрал сантиметров двадцать по все длине. А я ему и так бы отдал. Мне не жалко. Гнилой мужик он, тухлый.

      – Это точно, – не выдержал Кирилл, и чтобы не выдать себя совсем, быстро наполнил рюмки. – Давай!

      – А у самого, – выпив, продолжил Степан, – все, ну все. Машина дорогая, полный сарай инструментов. Любых. Мебель, стулья, такие как раскладушки, эти …

      – Шезлонги, – подсказал Кирилл, снова наполняя стаканы.

      – Да, да. Эти. Деревянный, красивые. Лежит, сука, шикует. А я, как-то хотел было занять полтинник. Ну, до пенсии, надо было. Так ведь не дал. Не дал! – дед раздраженно вскинул руки. – А сам то, сам, такой же пенсионер, как и я. Может даже старше.

      – А дети, внуки? – спросил банкир, подливая.

      – А что дети? Приезжала тут одна. Вроде дочка. Ругались в дым и тут же уезжала. Наверно тоже денег просила. Короче жадный был. Председатель наш, Мироныч, говорил, когда платил за свет там, за коммуналку, сосед этот сдачу до копеечки забирал. Этот, как? … Скряга.

      – Скряга? – удивился Кирилл. Водка расслабила сознания. Мягкая слабость окутала все тело. – А дачу чего продал?

      – А бес его знает. Пропал он куда-то. Я с полгода, это, видел тут, как ее, дочь его. Спрашиваю, мол, отца давно, мол, не видно. Прихворал? А она мне, нет, говорил, пропал отец, говорит. И в слезы. Вот аккурат, вот здесь, – Степан для наглядности даже привстал, указывая на забор, – где давеча сортир копал, там она и рыдала. Я аж забор думал это … сигануть … ну, это, успокоить.

      Язык соседа заплетался. Сам он совсем поник, уронил голову на сложенные на столе руки и тихо бубнил себе под нос конец этой странной истории.

      «Интересно. Все это, интересно» – подумал Кирилл. Мысли его путались, все вокруг кружилось, вертелось. Оставив соседа за столом, он тяжело поднялся и, шатаясь, побрел к калитке. «Зачем я так нализался?» – обрывисто мелькнуло