Время нашей беды. Александр Афанасьев

Читать онлайн.
Название Время нашей беды
Автор произведения Александр Афанасьев
Жанр Боевая фантастика
Серия Враг у ворот. Фантастика ближнего боя
Издательство Боевая фантастика
Год выпуска 2016
isbn 978-5-699-91218-6



Скачать книгу

к Вадосу лишние люди не ходят.

      – Ань… пей чай и успокойся. Ну, чего ты? Чего ты так испугалась?

      – Страшно…

      – Чего – страшно?

      – У нас тоже… так начиналось…

      Здорово. Я отпил чай… действительно, остыл.

      – Ань. С Вадосом что вообще делается? Он что – того?

      – Не знаю. Вадим Сергеевич, он какой-то не такой стал. Ходил, в метро листовки раздавал. Говорил, что скоро все изменится, лучше будет. У нас… тоже так говорили…

      Анька – из семьи беженцев. Уехали из Киева, буквально с тем, что успели похватать. Правосеки положили глаз на квартиру, отца отвезли к нотариусу, зверски избили. Отец, кстати, профессор. Почему именно на эту квартиру? Да нипочему! Дело для Киева обычное, насилие там правит бал. До последнего времени Киев был городом русскоязычным, а теперь… не знаю, что там.

      – Он вообще на работу ходит?

      – Как началось… не появляется почти. Только иногда приходит…

      Здорово. Вадос, кстати, тут женился, супруга – дочь очень высокого человека. Поэтому я, кстати, не сомневаюсь, что у Вадоса с Анькой ничего нет. Да и было бы, он бы мне сказал уже… мы, считай, как братья – тем более что ни у того, ни у другого родных братьев нет.

      – Так, Ань. Ты держись… а я ему мозги сейчас на место вставлю.

      Понимая, что девчонка одна в огромной и явно на грани чего-то нехорошего Москве, я достал визитку, черканул все номера телефонов и почту, в том числе левый ящик, адрес которого знали очень немногие.

      – Вот. Звони, если что. Деньги есть?

      – Да… Вадим Сергеевич зарплату выдал.

      – Ну, тогда держись. Тут пропускная система, ничего не будет…

      – Ой, подождите. Я вам свой телефон дам…

      Мда… Так я еще телефончик у девушки не получал.

      Спустился в метро. То же самое – ощущение какого-то напряга, есть полиция. Но не видно, что документы проверяют. У многих на верхней одежде прикреплены ленточки. В них я разобрался быстро: у тех, кто в оппозиции, – в цвет флага, бело-сине-красный, у тех, кто против, – георгиевская ленточка. Умно, гады, умно. Один в один украинский вариант: когда мятежники поют гимн своей страны, потом громят, а потом опять поют – они кто? Сразу и не разберешься, то ли патриоты, то ли преступники. И как быть с теми, кто идет под флагом своей страны, – тоже непонятно. Этакая… подмена понятий.

      В вагоне метро напряг ощущается еще явственнее. Людей с флагами и георгиевскими ленточками примерно поровну, и они стараются не смотреть друг на друга, не задевать друг друга и так далее. Вежливость какая-то подчеркнутая – чувствуется, что один инцидент – и понеслась душа в рай. Мне было от этого не по себе, как в клетку с тиграми попал. На войне я бывал, но на войне дело привычное… есть враг, есть оружие. А тут – что делать?

      Там Окуджава нам тихонечко поет:

      «Охотный Ряд, Охотный Ряд»…

      Вышел – аж на «Китай-городе», предположив, что «Охотный Ряд», «Театральная», «Площадь Революции» могут быть перекрыты. «Китай-город» был открыт, но, выйдя на улицу, я просто ошалел от количества ОМОНа и Нацгвардии. Там рядом – Старая площадь, на Старой площади я тоже бывал, там всегда дежурили одна-две машины ГИБДД. Сейчас – не протиснуться от ОМОНа, НГ, стоят серые, в милицейских цветах «покемоны»[1] Движение – в час по чайной ложке.

      Шум мегафонов доносится и сюда, создавая тяжелую, нервозную атмосферу.

      Пошел прочь, смотря себе под ноги, закрылся, короче, так я менее заметен. На ходу набрал номер.

      – Вадос?

      – Ага. Ты где?

      – На «Китай-городе» вышел. Тут пипец. Дальше – куда?

      Вадос рассмеялся.

      – Не ходи никуда. Я сейчас подскочу.

      Голос веселый. А вот мне почему-то невесело. И дело не в бабках, которые при мне, и не в документах. А в том, что я не узнаю Вадоса…

      Вадос появился через полчаса – веселый, в красной куртке-дутике. Появился быстро – непохоже, что Евроманежка блокирована наглухо. Я как раз нашел место в кафушке на первом этаже, заказал кофе. Кафушка была в обычном для Москвы старом доме, четыре, кажется, этажа – наполовину под землей. Полуподвальный этаж, как говорят…

      – Салам! – весело воскликнул он, присаживаясь за стол. – Ты как?

      Я молча смотрел на него. У него было покрасневшее от мороза лицо и веселые, совсем не подходящие к ситуации глаза. Ему уже несли кофе, даже без заказа…

      – Нормально. А ты?

      Вадос засмеялся, хлебнул кофе.

      – Супер, Сань, супер…

      Он меня никогда так не называл. И этот тон… какой-то насмешливо-покровительственный, что ли?

      – Не вижу, чтобы супер было.

      – Чего это? Ты мусоров боишься, что ли?

      И Вадим захохотал.

      – Чего смешного?

      Мне вдруг показалось, что он под какой-то дурью. Неадекватное поведение.

      – Вадос…



<p>1</p>

Сленговое название бронированных «Уралов». Это самые первые варианты бронирования, применявшиеся еще в Чечне.