Время нашей беды. Александр Афанасьев

Читать онлайн.
Название Время нашей беды
Автор произведения Александр Афанасьев
Жанр Боевая фантастика
Серия Враг у ворот. Фантастика ближнего боя
Издательство Боевая фантастика
Год выпуска 2016
isbn 978-5-699-91218-6



Скачать книгу

с концом.

      Водила еще раз глянул на меня.

      – А ты – че?

      – Я – по делам…

      Машину я отпустил на Арбате. Пройдусь пешком…

      Вышел… температура где-то три-пять градусов минус, для Москвы это нормально зимой, это у нас на Урале – оттепель. Народ идет… вроде все нормально, но в то же время – ненормально. Огромные глыбы грязного снега… его что – не вывозят? Раньше – вывозили. Народ тоже… видно, что на взводе.

      Оп-па…

      Вон там какой-то торговый объект – витрины фанерой заделаны. Значит, стекла били. Это еще хуже.

      Заметил цветочный киоск, свернул. Власти Москвы, идиоты, одно время боролись с уличной торговлей, так цветов не купить было. Чего там цветы – в пылу начальственного рвения начали закрывать точки фаст-фуда. Сейчас кое-что снова начали открывать… но ломать – не строить. Придурки конченые.

      – Вот этот. Сколько?

      – Семьсот.

      Я протянул тысячу.

      – Не надо сдачи…

      – Спасибо… дай бог здоровья…

      Старушка, торгующая цветами, перекрестила меня. Может, это и помогло…

      Вадик снимал офис в одном институте… который уже давно основной доход получал от сдачи площадей в аренду. Привычно прошел вахтера – меня тут уже знали, точка прикормленная, – постучался в дверь без таблички. Кому надо, тот знает…

      – Анют…

      – Ой, Александр Иванович…

      Смущается. Мило.

      – Какой я тебе Александр Иванович, Анют. Держи.

      – Спасибо…

      Анюта засуетилась, а я начал высматривать моего старого друга… мы из одного города, в одном дворе росли. Потом вместе перебрались в Москву, но я так и вернулся в родной город, а он тут остался.

      Почему я не прижился в Москве? Кто я тут? Никто, муравей, таракашка. Это в своем городе, не самом малом, кстати, я – величина. А тут – я никого не знаю, меня никто не знает. Это первое. Второе – я примерно прикинул, что хоть доходы тут и больше, но все это сжирается расходами… плюс гемор с пробками, в которых стоишь иногда часами… писать здесь тоже плохо получается. Короче говоря, я решил, что на фиг мне все это надо, – и вернулся обратно. Не знаю насколько, но пока обратно не тянет, только по делам езжу. Не приняла меня Москва. И я ее – не принял.

      – Ань, а Вадик где?

      Судя по смущению, я заподозрил недоброе.

      – Александр Иванович, он… на Манежке…

      Сказать, что я о… был сильно удивлен – это значит ничего не сказать. Вадик – на Манежке. Это – трындец.

      Он ведь мне не просто друг. Мы – уральские. В одном дворе росли. По одним улицам гоняли. По одним стройкам лазали. За один двор дрались. Помню, со стройки натырили утеплителя – белого, это называлось «колбаса», арматуры и сделали шпаги. «Три мушкетера» посмотрели – и ну на шпагах фехтовать. Выбить такой глаз – запросто. Но что-то не выбили. И в армии мы почти что вместе были, и потом друг друга держались. Представить, что Вадос на этой Манежке, я не мог.

      Поверить не могу.

      – Ань, ты серьезно? Я же с ним созванивался.

      – Он иногда появляется. Вам он документы оставил, вот.

      Я открыл пакет, проверил – все нормально, все в порядке. Если не считать того, что у моего дружбана с головой не в порядке.

      – А деньги?

      – Ой, а он не говорил.

      Достал телефон, набрал номер. И я, и Вадос к телефонам относимся с недоверием, но тут другая тема. Ответил он мне сразу, фоном – знакомый шум толпы и какие-то крики в мегафон. Зашибись.

      – Вадос…

      – Сань, привет.

      – Ты где?

      – На площади! Ты прилетел?

      – Ага.

      – Документы забери, я у Ани оставил.

      – Все, забрал уже. Вадос, а бабки – кому?

      – Ну, оставь в конторе…

      Нет, он точно двинулся.

      – Вадос, ты в уме?

      Друг мой помолчал несколько секунд. Фоном – все тот же шум и крики. Они что там – все ипанулись совсем?

      – Ладно, подгребай. Посидим, поговорим.

      – Где – посидим?

      – Доберешься, звякни. Я тебя найду.

      Обрыв линии. Стараясь собрать мысли в кучу, я отключил телефон. Здорово. Просто здорово…

      – Ань. Тут у вас что вообще происходит, а? Тут все здоровые?

      И тут… Анька внезапно и навзрыд заплакала…

      Заварить чай – для меня не проблема. В конце концов, один живу.

      Бросил в две кружки по два пакетика «Липтона», заварил кипятком. Поставил на поднос… подождем, пока остынет. Анька плакала.

      – Анна… ты чего?

      – Александр Иванович… я боюсь.

      – Ну чего ты…

      Я подсел рядом, обнял ее – и она прижалась ко мне. Так мы и сидели… не знаю сколько, чай остыл почти. Никто не заходил…