Владимир Несторович

Все книги издательства Владимир Несторович


    Убийца из прошлого

    Моника Кристенсен

    Захватывающий, почти документальный отчёт о страшных событиях, происходивших на Шпицбергене во время войны, производит сильное впечатление. История начинается в 1941 году, во время немецкой оккупации Норвегии. На самой северной её окраине, в глухом и малонаселённом Сёр-Варангере, за считаные месяцы концентрируются колоссальные военные силы – сотни тысяч немецких и австрийских солдат. Обстановка благоприятствует авантюристам, преступникам, предателям и шпионам всех мастей. Но один честный полицейский ведёт отчаянную и безнадёжную борьбу с хаосом, по мере сил защищая справедливый порядок. В это трудное время ему приходится идти по следу хладнокровного и безжалостного убийцы, которого он так и не сумеет поймать. Преступник ускользнёт на архипелаг Шпицберген. Спустя полвека ветераны войны в Арктике соберутся, чтобы вспомнить свою боевую молодость. Всё указывает на то, что жестокий убийца из прошлого всё это время скрывался и сейчас оказался на встрече боевых товарищей. Собранные много лет назад материалы попадают в руки шпицбергенского полицейского Кнута Фьеля. Удастся ли Фьелю вычислить и разоблачить убийцу?

    Первый на полюсе. Подвиг Водопьянова

    Ольга Корнеева

    В 1937 году группа советских полярников – лётчиков и учёных – впервые в истории человечества осуществила высадку на Северный полюс. Это были первые люди, которые действительно побывали на отметке 90 градусов северной широты. Четыре больших самолёта АНТ-6 опустились на лёд, доставив на «макушку Земли» папанинцев – команду первой научной дрейфующей станции – и их снаряжение. Руководителем экспедиции был Отто Шмидт, а командиром пилотов – Михаил Водопьянов. Весь мир был потрясён свершившимся – никто не думал, что подобное вообще возможно. Конечно, такое сложное и дальнее путешествие не обошлось без опасных приключений. Однако полярники сумели справиться и со стихией, и с техническими проблемами. Победа, которую они одержали, – славная веха в истории нашей страны и ещё одно доказательство того, что Россия всегда была первопроходцем в Арктике. И совершить этот подвиг удалось в первую очередь потому, что сын крестьянина Михаил Водопьянов по-настоящему умел мечтать.

    Папанинцы. Как четыре полярника и собака покорили Арктику

    Вадим Худяков

    80 лет назад, 21 мая 1937 года, самолёт, пилотируемый М. В. Водопьяновым, доставил на Северный полюс начальника станции И. Д. Папанина, радиста Э. Т. Кренкеля, океанолога П. П. Ширшова и геофизика Е. К. Фёдорова. Папанинцы провели на дрейфующей льдине 274 дня! Лёд под палаткой много раз трескался. В гости к полярникам приходили белые медведи, а припасы заметало пургой. В конце концов люди оказались в критической ситуации. Вся страна с замиранием сердца следила за снятием папанинской четвёрки с льдины в районе острова Ян-Майен. В состав первой в мире экспедиции «Северный полюс – 1» («СП-1») вошли четыре полярника и один пес – Веселый. Вот этот знаменитый пес Веселый и расскажет вам, об этом героическом дрейфе.

    Опасная работа

    Артур Конан Дойл

    Весной 1880 года 21-летний студент-медик Артур Конан Дойл получил неожиданное предложение – пойти в шестимесячное полярное плавание на китобойном судне, которое, по выражению великого писателя, стало «странной и восхитительной» главой его биографии. Выбор между подготовкой к очередному экзамену и полярным приключением был недолгим. Из Арктики будущий великий писатель привез блокнот с записями и собственноручно сделанные рисунки, которые и составили основу этой книги. Кроме арктических дневников в книгу вошли статьи Конан Дойля о плавании, написанные им для британского и американского журналов, и художественные произведения, в основе которых лежит полярный опыт автора, – мистическая новелла «Капитан „Полярной звезды“» и рассказ о Шерлоке Холмсе «Приключения Черного Питера». На русском языке дневники Конан Дойля публикуются впервые.

    Два года каникул

    Жюль Верн

    «Ночью 9 марта 1860 года тучи, сливаясь с морем, заслоняли горизонт. Среди бушующих волн с синеватым отблеском неслось легкое судно почти без парусов. То была яхта водоизмещением в сто тонн. Эта яхта носила название „Sloughi“, но слово это нельзя было разобрать на корме, так как часть ее над гакабортом была оторвана волной. Было 11 часов вечера. На этой широте в начале марта ночи еще коротки. Рассветает в пять часов утра. Но уменьшится ли опасность, угрожающая „Sloughi“, когда взойдет солнце? Не останется ли хрупкое судно во власти волн? Разумеется, только прекращение шквала могло спасти его от ужасного крушения посреди океана, вдали от земли, где бы оставшиеся в живых могли найти себе спасение…» Обложка: Photo by John Cahil Rom from Pexels

    Снежная королева

    Ганс Христиан Андерсен

    «Ну, начнем! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь. Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, все же негодное и безобразное, напротив, выступало еще ярче, казалось еще хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей – уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во все лицо…» Рассказ первый. Зеркало и его осколки Рассказ второй. Мальчик и девочка Рассказ третий. Цветник женщины, умевшей колдовать Рассказ четвертый. Принц и принцесса Рассказ пятый. Маленькая разбойница Рассказ шестой. Лапландка и финка Рассказ седьмой. Что происходило в чертогах Снежной королевы и что случилось потом

    Мысль

    Леонид Андреев

    «Одиннадцатого декабря 1900 года доктор медицины Антон Игнатьевич Керженцев совершил убийство. Как вся совокупность данных, при которых совершилось преступление, так и некоторые предшествовавшие ему обстоятельства давали повод заподозрить Керженцева в ненормальности его умственных способностей. Положенный на испытание в Елисаветинскую психиатрическую больницу, Керженцев был подвергнут строгому и внимательному надзору нескольких опытных психиатров, среди которых находился профессор Држембицкий, недавно умерший. Вот письменные объяснения, которые даны были по поводу происшедшего самим доктором Керженцевым через месяц после начала испытания; вместе с другими материалами, добытыми следствием, они легли в основу судебной экспертизы…»