Зарубежная классика

Различные книги в жанре Зарубежная классика

Содом и Гоморра

Марсель Пруст

Марсель Пруст – один из крупнейших французских писателей, родоначальник современной психологической прозы. Самое значимое свое произведение, цикл романов «В поисках утраченного времени», писатель создавал в течение четырнадцати лет. Каждый роман цикла – и звено в цепи всего повествования, и самостоятельное произведение. Все семь книг объединены образом рассказчика, пробуждающегося среди ночи и предающегося воспоминаниям о своей жизни. Настоящее и прошлое, созерцание и воспоминание оказываются вне времени и объединяются в единую картину, закладывая основу нового типа романа – романа «потока сознания». Четвертый роман цикла «В поисках утраченного времени», впервые увидевший свет в 1922 году, – последнее произведение Марселя Пруста, изданное при жизни писателя. Изначально Пруст написал небольшой фрагмент, озаглавив его «Содом и Гоморра» и включив в первое издание романа «У Германтов» как его завершающую часть.

Под сенью девушек в цвету

Марсель Пруст

Марсель Пруст – один из крупнейших французских писателей, родоначальник современной психологической прозы. Самое значимое свое произведение, цикл романов «В поисках утраченного времени», писатель создавал в течение четырнадцати лет. Каждый роман цикла – и звено в цепи всего повествования, и самостоятельное произведение. Все семь книг объединены образом рассказчика, пробуждающегося среди ночи и предающегося воспоминаниям о своей жизни. Настоящее и прошлое, созерцание и воспоминание оказываются вне времени и объединяются в единую картину, закладывая основу нового типа романа – романа «потока сознания». Второй роман цикла, рассказывающий историю превращения мальчика в юношу, принес Прусту славу и был отмечен Гонкуровской премией, высшей литературной наградой Франции.

Беглянка

Марсель Пруст

Марсель Пруст – один из крупнейших французских писателей, родоначальник современной психологической прозы. Самое значимое свое произведение, цикл романов «В поисках утраченного времени», писатель создавал в течение четырнадцати лет. Каждый роман цикла – и звено в цепи всего повествования, и самостоятельное произведение. Все семь книг объединены образом рассказчика, пробуждающегося среди ночи и предающегося воспоминаниям о своей жизни. Настоящее и прошлое, созерцание и воспоминание оказываются вне времени и объединяются в единую картину, закладывая основу нового типа романа – романа «потока сознания». Шестой роман семитомной эпопеи Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» вышел в свет через несколько лет после смерти автора. Первое издание на основе рукописей было опубликовано под названием «Исчезнувшая Альбертина».

Пленница

Марсель Пруст

Марсель Пруст – один из крупнейших французских писателей, родоначальник современной психологической прозы. Самое значимое свое произведение, цикл романов «В поисках утраченного времени», писатель создавал в течение четырнадцати лет. Каждый роман цикла – и звено в цепи всего повествования, и самостоятельное произведение. Все семь книг объединены образом рассказчика, пробуждающегося среди ночи и предающегося воспоминаниям о своей жизни. Настоящее и прошлое, созерцание и воспоминание оказываются вне времени и объединяются в единую картину, закладывая основу нового типа романа – романа «потока сознания». Пятый роман эпопеи, «Пленница», продолжает тему любви: главный герой анализирует свои чувства. Роман вышел уже после смерти Марселя Пруста.

Чувство и чувствительность

Джейн Остин

Юные сестры Дэшвуд мечтают устроить свое будущее. Каждая находит избранника сообразно характеру: Марианна увлекается легкомысленным Уиллоби, а Элинор предпочитает надежного Эдварда Феррарса. Девушки по-разному проявляют свои чувства. Марианна настойчиво пишет своему возлюбленному письма, которые остаются без ответа; Элинор спокойно, но с горечью, принимает известие о помолвке Эдварда с Люси Стил. Романтические переживания вкупе с традициями английского общества становятся настоящим испытанием для сестер, однако семейное счастье ожидает их обеих.

Собор

Олесь Гончар

Події роману «Собор» розгортаються у середині ХХ сторіччя у селищі Зачіплянка. Серце Зачіплянки – давній собор, який був зведений ще запорізькими козаками і відтоді став мовчазним свідком зміни епох і владарів. Собор обертали на склад зброї, на сховище для комбікорму… Колись величний, а тепер – обшарпаний та вицвілий, він чекає на нову долю. Місцеві горе-керівники жадають знести собор і побудувати на його місці «кафе для трудящих». На захист собору стають студент Микола і дівчина Єлька, у серцях яких ще живуть справжні почуття та щирі мрії…

Украдене щастя (збірник)

Іван Франко

Усебічно обдарований, енциклопедично освічений Іван Франко (1856—1916) відомий не тільки як поет, прозаїк, драматург, але і як літературознавець, перекладач, публіцист, вчений. Сюжети для своїх творів він черпав з життя і боротьби рідного народу, з першоджерел світової культури. Нерідко письменника називають титаном праці. За весь час своєї діяльності він видав сім збірок поезій та цілу низку поем, написав близько 15 драм, перекладав з 14 мов твори світових класиків: Гомера, Данте, Шекспіра, Ґете, Золя, Пушкіна, Лермонтова, Міцкевича, Яна Неруди та інших. Його проза охоплює понад 100 оповідань, новел, 10 романів і повістей. До цієї збірки ввійшли вірші та поеми Івана Франка, соціально-психологічна повість «Перехресні стежки», славнозвісна драма «Украдене щастя».

Взгляни на дом свой, ангел

Томас Вулф

Крупнейший представитель «потерянного поколения» Томас Вулф (1900–1938) входит в плеяду писателей, сформировавших американскую прозу в 20-30-х годах XX столетия. Современники ставили его в один ряд с Хемингуэем, Фолкнером и Фицджеральдом. Хотя творческая деятельность Вулфа продолжалась всего десятилетие, он оставил яркий след в истории литературы США. Его первый роман «Взгляни на дом свой, ангел» – это не только цепь событий, вплотную следующих за жизненной ситуацией самого автора, но и биография духа, повествующая о бурном «воспитании чувств», о любви и ненависти, о страстной привязанности к родине и бегстве от нее и, наконец, о творческих муках писателя. «Не люди бегут от жизни, потому что она скучна, а жизнь убегает от людей, потому что они мелки» ( Томас Вулф ).

Погоня

Джеймс Оливер Кервуд

«Все казалось новым, а очень многое из этого нового – даже драматичным и страшным, – молодой женщине, сидевшей с низко опущенной на лицо серой вуалью. Вот уже восемнадцать часов, как она, широко раскрыв глаза от удивления и не без испуга, зорко приглядывалась к этому движению человеческой „орды“. Она слышала, как всех этих пассажиров назвал „ордой“ какой-то сидевший позади нее человек густым, грубым голосом, приглушенным бородой, о существовании которой она могла бы догадаться, даже и не посмотрев на этого пассажира. Это действительно была орда, та самая орда, которая всегда пробивает пути для цивилизации, идет впереди нее и составляет плоть и кровь будущей нации. Вот уже целые месяцы, как она настойчиво и упорно тянулась к этим горам, – все время вперед, никогда назад, – смеявшаяся, кричавшая, распевавшая и сквернословившая орда, каждый мускул которой был полон силы и каждое отдельное лицо которой было коричневым от загара. Только два падших ангела были не таковы. Один из них – черноглазая девушка с ярко накрашенными губами и нарумяненными щеками, сидела как раз напротив пассажирки в вуали. Дама в вуали продолжала слушать рассказ бородатого пассажира и его спутников, которые сидели позади нее…»

Анти-сказки или Страшные истории, рассказанные в темноте

Жак де Планси

Все говорят, что сказки – это особый жанр, подразумевающий попадание обычных героев в экстремальные и даже вовсе невероятные обстоятельства. Для чего же потребовалось вычленять из них ещё и какие-то там «анти-сказки»? Для того, чтобы родители понимали, что в анти-сказках невероятны и герои, и сами обстоятельства, и вообще всё идёт сикось-накось. Такие сказки порой прячутся среди ряда обычных волшебных сказок, но предваряются разными подзаголовками типа «быличка», «небывальщина». Словом, абсурд – он и в Африке абсурд. Могут задать вопрос – а нужны ли нашим детям такие сказки? Честно говоря, каким-то, может, и не нужны. А некоторые почитают про всякую чертовщину с удовольствием. Все эти сказки были написаны как минимум лет 200 тому назад, когда фантастический жанр ещё не изобрели, фэнтэзийный – тем более, а продвинутым детям, да и взрослым было интересно прочесть нечто среднее между волшебной сказкой, рыцарским романом и ужастиком, такое, чтобы не слишком кошмарно, но и не совсем детское. Я собрал такие истории, и русские, и европейские, и предлагаю их теперь современному читателю. За последние 200 лет все они не переиздавались.