Виктор Вахштайн

Список книг автора Виктор Вахштайн


    Как право кодирует мир

    Виктор Вахштайн

    Виктор Вахштайн – о связи социологии и юриспруденции. Лекция из курса «Жить по понятиям».

    Пять книг о посткритической социологии

    Виктор Вахштайн

    Отношение социологии к своему объекту – именуемому обществом или социальным – можно (очень условно) разделить на три фазы. В начальной фазе объект мыслится как существующий независимо от описывающей его дисциплины. Социолог должен установить объективные законы социального (в жесткой позитивистской версии нашей науки) или истолковывающим образом понять его (в более мягкой неокантианской версии). Это докритическая социология, еще не включившая полностью саму себя в свой собственный объект изучения.

    «Nothing is political…»

    Виктор Вахштайн

    В ХХ веке мы узнали от радикальных политических активистов и не менее радикальных политических мыслителей, что «everything is political». Благодаря этому тезису началась великая политологическая реконкиста: отвоевание мира повседневности и присоединение его как еще одного онтологического региона к суверенному царству Политического. Раньше муж мыл посуду по средам, потому что в этот день не было футбола на канале «Спорт-24», теперь же он моет посуду по средам «для того, чтобы создать видимость симметричности гендерных отношений в патриархальной семье – ведь остальные шесть дней в неделю посуду по‑прежнему моет жена».

    Абортивная социология. Рецензия на книгу: Гудков Л. Абортивная модернизация. М.: РОССПЭН, 2011

    Виктор Вахштайн

    Книга Льва Гудкова «Абортивная модернизация» является opus magnum, произведением жизни, подводящим итог долгой исследовательской карьере автора, одного из ведущих постсоветских социологов, руководителя Левада-Центра и продолжателя традиции Юрия Левады. В ней собраны тексты разных лет: от «Понятия и метафор истории у Тынянова и опоязовцев» до «Денег и власти в общественном мнении россиян». Тридцать лет социологических наблюдений уложились в шестьсот тридцать страниц через один интервал.

    Фрейм-анализ как политическая теория

    Виктор Вахштайн

    Статья посвящена ответу на вопрос: что делает некоторое наблюдаемое событие здесь-и-сейчас «политическим»? Отталкиваясь от исходных допущений, предложенных в различных версиях теории фреймов (от Г. Бейтсона до современного интерпретативного политического анализа), автор пытается предложить теоретическое решение в стиле «онтологического релятивизма» Дж. Ло. Этот теоретический ход должен стать отправной точкой в решении куда более масштабной задачи – ре-концептуализации Политического средствами микросоциологической теории.

    Рецензия на книгу: Колхас Р. Нью-Йорк вне себя. М.: Strelka Press, 2013

    Виктор Вахштайн

    Книга Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя» – актант, наделенный неоспоримой властью. Вряд ли кто‑то всерьез возьмется набросать список людей, книг, статей, архитектурных проектов, дизайнерских решений и учебных курсов, вдохновленных и приведенных в действие текстом колхасовского манифеста. Объем одних только рецензий, написанных на Delirious New York за 30 лет с момента его публикации, уже в десятки раз превышает объем самой книги. Вряд ли имеет смысл добавлять к виртуальным томам еще полторы тысячи слов. Вместо этого я попытаюсь проследить один сюжет, затронутый Колхасом в его манифесте, сюжет, имеющий непосредственное отношение к интересующим меня областям: социологии города, исследованиям технологий и эволюции коммуникации.

    К концептуализации сообщества: еще раз о резидентности или работа над ошибками

    Виктор Вахштайн

    Данная статья посвящена ответу на вопрос: при каких условиях понятия социологического языка утрачивают свой референт, и, в конечном итоге, перестают справляться с задачей концептуализации. Один из возможных ответов состоит в следующем – эти понятия аксиоматизируются, становятся «кодами», универсальными ответами на незаданные исследовательские вопросы. Примером такого рода аксиоматизации может служить эволюция понятия «сообщество». На примере конкретного исследования резидентальных сообществ автор пытается показать, чем именно исследователю приходится расплачиваться за подмену концепта «аксиоматическим кодом»: как подобное решение отражается на используемой им аналитической оптике.

    Пять книг о социологии повседневности

    Виктор Вахштайн

    Объект социологии повседневности – мир рутинной работы, вечернего телепросмотра и чтения перед сном. Ее предмет – «контексты повседневных взаимодействий», «механизмы транспонирования», «режимы вовлеченности» и «замкнутые области смысла». Делая знакомое незнакомым, а простое – сложным, социология повседневности стремится выявить устойчивые микроинварианты социальной жизни. Пять рекомендованных нами книг не образуют никакого признанного канона. Скорее, это корпус «прецедентных» текстов, в которых сформировалась повестка дня дисциплины: от феноменологической теории действия и социально-антропологических исследований повседневного мира до кибернетической революции и когнитивной социологии. Мы намеренно оставили за скобками все, что произошло с микросоциологией в последние двадцать лет, после «поворота к материальному». Ее золотой век – 50—80 гг. ХХ столетия. Сосредоточимся на этих трех славных десятилетиях микросоциологического ренессанса.

    От онтологии множественных миров к онтологии действующего (Комментарий к переводам У.Джемса и Р.Мэя)

    Виктор Вахштайн

    Текст психотерапевта-экзистенциалиста Ролло Мэя «Три формы мира» вряд ли может стать серьезным ресурсом социологического теоретизирования. Если европейские экзистенц-психологи – такие как Людвиг Бинсвангер и Медард Босс – всерьез задавались целью создать психологическую теорию на основе хайдеггеровской феноменологии, то Мэй, скорее, талантливый популяризатор – «переводчик» Хайдеггера для своих американских коллег. Отсюда и легкий стиль его письма, и обманчивое впечатление поверхностности, и удивительная свобода в обращении с тяжеловесными категориями немецкой экзистенц-философии.

    Антиутопия «жуткого города». Рецензия на книгу: C. Маккуайр. Медийный город: медиа, архитектура и городское пространство / Пер. с англ. М. Коробочкина. М.: Strelka Press, 2014

    Виктор Вахштайн

    Благодаря Фрейду в литературе хорошо описан феномен «жуткого » [Фрейд, 1995, с. 265]. Жуть – это ощущение, которое появляется, когда что-то до боли знакомое вдруг открывается с неизвестной стороны – предстает в облике чего то зловещего и непонятного. Как если бы вы протянули руку, чтобы погладить свою кошку, и вдруг поняли, что это не ваша кошка (да и не кошка вовсе). Фрейд обратил внимание на этимологию «жуткого» в немецком языке (unheimlich, дословно «недомашнее»). Австралийский исследователь Скотт Маккуайр распространил фрейдовскую теорию жути на современные города, которые уже не являются тем, чем кажутся, и которые стремительно перестают быть домом для своих жителей.