Книги о войне

Различные книги в жанре Книги о войне

Туарег

Альберто Васкес-Фигероа

Его зовут Гасель Сайях. Его империя – пустыня. Он – властитель страны, простирающейся от Атласских гор до берегов Чада. Он – один из последних великих воинов неукротимых имохагов, которых все прочие смертные знают под именем туарегов. Однажды двое, старик и юноша, появились у порога его хаймы. И он, соблюдая тысячелетние традиции пустыни, приютил путников. Но он не смог защитить их. Люди в пыльной солдатской форме преступили закон. Они убили мальчишку и увели старика. Гасель Сайях помнит главную заповедь туарегов: твой гость находится под твоей защитой. Поэтому он должен отомстить… Перед вами самый известный, самый издаваемый во всем мире роман самого читаемого испаноязычного автора современности Альберто Васкеса-Фигероа.

Жанна батальйонерка

Ґео (Георгій) Шкурупій

Події роману відбуваються в Києві, Петербурзі, на фронтах Першої світової війни. Герої Шкурупія – Жанна, дочка професора, Стефан Бойко – колишній студент, Муславський – філолог й історик, поручник Голуб’ятніков – тільки один раз зібралися всі разом у квартирі Жанни. Ця зустріч поклала початок ворожнечі між ними, бо всі були закохані в неї. Живучи очікуванням надзвичайного кохання, Жанна жодному з них не віддавала переваги. Відтак дороги молодих людей розійшлися: Жанна переїхала до Петербурга, а зрада Голуб’ятнікова як помста своїм суперникам приводить їх усіх на фронт. Жанна Барк обрала для себе шлях батальйонерки й зазнала з жіночим батальйоном чимало випробувань.

Голод – хорошая приправа к пище

Николай Витем

От войны Иван сбежал в деревню к двоюродным родственникам. Там и застала его оккупация. Воспользовавшись наличием сапожного инструмента, стал чинить и шить сапоги местному населению и немцам, получая за работу продукты и деньги. После освобождения призвали в армию, где занялся заготовкой досок для нужд фронта. Его жена с четырьмя детьми, оставшись без средств существования, перешла на подножный корм. Ивана демобилизовали на военный объект, где он работал до войны. Выполняя калымные заказы, взамен получает продукты; содержит нескольких женщин. Отгуляв очередную зиму, привозит в город семью и начинает строить дом из досок. Получается шалаш. Теперь и он живет на подножном корме.

The Rage Of The Reviled

Guido Pagliarino

September 26, 1943. Naples is on the verge of rebelling against the occupying Germans. Rosa, a prostitute and black marketer, a confidant of the Fascist political police, is killed violently. Her alleged murderer, Gennaro, is detained and questioned in vain by a still inexperienced deputy commissioner, Vittorio. Shortly after, the insurrection that will go down in history as The Four Days of Naples erupts. The deputy commissioner and Rosa’s alleged murderer, strangely set free by the commissioner himself, join in. Young Mariapia who has been gang raped by the German side, also takes part in the fight, yearning for revenge. Gennaro soon turns out to be related to her. Another murder takes place, and this time the target is a tobacconist who is also related to Mariapia. Historical social fresco with crime elements set in Naples mainly in 1943, during those Four Days in which the city, by itself, got rid of the Nazi occupier. There is an abstract actor, indeed the protagonist, alongside the real-life characters, fury, both the collective wrath that erupts on the field of battle and has as its corollary, on the victorious side, rapes and other bestiality, and the anger that is expressed in the rebellion against personal abuses that go unpunished by the authority and are now unbearable. If an oppressed people can rebel in its own right and rise up and if, as even St Thomas Aquinas admitted, murder of the tyrant is permitted when there is no other way to regain the freedom that God himself has granted the human being, is it lawful or not to kill a criminal that justice cannot reach and strike, who continues to vex, exploit and kill others inside his own neighborhood? Is someone with no other possible defense, and who resorts to extreme defense guilty? And, if so, to what extent? This is the private dilemma that runs through the novel as it traverses the public story of Naples’ rebellion against the Germans. The scene opens on the violent death of Rosa, a wealthy prostitute and black marketer, a former confidant of the Fascist political police. Gennaro, her alleged murderer, is detained and questioned in vain by a still inexperienced deputy commissioner, Vittorio D'Aiazzo. Very soon after, on September 26, 1943, the insurrection that will go down in history as The Four Days of Naples flares up. The deputy commissioner himself and, strangely, having been freed by the chief commissioner himself, Rosa’s alleged murderer, also join it. Another participant in the battle is the young Mariapia who, having been gang raped by the Germans, yearns for revenge. At some point during the story, Gennaro turns out to be related to her. During the clashes another murder takes place which, at least apparently, like the death of the prostitute, is not related to the revolt. The victim is a tobacconist, Mariapia's cousin, slaughtered by someone while he was defecating, and who then cut off his testicles. At a certain point the two deaths seem to be connected, because the deceased were not only both linked to the Camorra, but also to the office of American military secret services, the O.S.S. Several characters enter the scene between the various battles, such as young Mariapia’s parents, her paratrooper brother already reported missing in El Alamein but who reappears alive and very active, the willing anatomopathologist Palombella, the fat and phlegmatic warrant officer Branduardi, the valiant deputy commissioner Bollati and, a secondary but fundamental character, the elderly bike repairman Gennarino Appalle, who discovers the tobacconist’s corpse and, at the end of a clash between insurgents and German SS in the street in front of his shop, goes out onto the road and, breathless, alerts deputy commissioner D'Aiazzo who took part in the clash together with his adjutant, the impetuous Brigadier Bordin. The tobacconist had been a foul person, once a batterer for the Camorra, and Translator: Barbara Maher

Война, в которой я победила

Кимберли Брубэйкер Брэдли

Теперь у Ады есть настоящая любящая семья, и ей, похоже, могут вылечить покалеченную ногу, из-за которой родная мать всегда считала её ничтожеством. Но кто она теперь? Она не дочь, ведь у неё нет матери, она больше не калека и не изгой, она не эвакуированный ребёнок из разбомблённого Лондона, да и вроде не сирота даже, ведь у неё есть опекун… Как найти себя, когда в мире бушует война, люди появляются в жизни и исчезают, а тот, на кого она только-только позволила себе положиться, может тоже её оставить – и на этот раз навсегда? Ещё немало сражений ждёт Аду, пусть она никогда не бывала на фронте. Хватит ли у неё отваги и силы выстоять в этой войне?

МирриМ

Михаил Александрович Мартыненко

Повесть «МирриМ» написана мной под впечатлением от рассказов участников Великой Отечественной Войны и в послевоенное время. В данной повести, я хотел отобразить чувства и судьбы простых людей, их эмоции и переживания. Книга проиллюстрирована моими фотографиями. Надеюсь, Вам это будет интересно.

Война, которая спасла мне жизнь

Кимберли Брубэйкер Брэдли

Ада в жизни не видела травы и деревьев. Она ни разу не отмечала Рождество. Она никогда не выходила из дома – весь её мир состоял из маленькой комнаты, вида из окна на четвёртом этаже, брата Джейми и вечно недовольной мамы. Нельзя Аде из дома выходить, у неё ведь нога… Да и как выйти, если ходить она почти не может? Но когда из-за войны Джейми с другими детьми эвакуируют, Аде ничего не остаётся, как встать на ноги и пойти – вслед за ним, чтобы не остаться одной и чтобы выжить. И только тогда она понимает, как велик этот мир и как много в нём всего разного, сложного и… хорошего. И пусть война – это страшно, но, возможно, именно она подарит Аде шанс на жизнь.

22 июня… О чём предупреждала советская военная разведка. «К исходу 21 июня неизбежность нападения фашистской Германии на СССР в следующие сутки не была очевидна»

Михаил Алексеев

ЗапОВО разведывательной авиации не имел, а там, где она была (КОВО, ПрибОВО) – экипажи из ее состава не были подготовлены к боевым действиям ночью, и днем – в сложных метеоусловиях. Незначительная часть самолётов-разведчиков была оборудована аэрофотоаппаратами. Разведка штабов особых военных округов (далее – ОВО) не смогла достоверно вскрыть группировки немецких войск, развернутых в исходных районах в полосах против округов и не выявила выход подвижных соединений немецких войск на исходные позиции для нападения на СССР, что не позволило руководству страны и командованию НКО и ОВО принять необходимые меры. У разведывательных отделов штабов ОВО была ценная агентура – незначительная и не обеспеченная средствами радиосвязи. Следствием «массового характера» разведки явилась «засоренность» агентурной сети недостаточно проверенными, а зачастую и случайными лицами. Радиоразведка не обеспечивала выполнение своей основной функции – радиоперехвата – слушание и анализ радиопередач сухопутных войск и люфтваффе. В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Фронтовой санбат

Николай Фёдорович Шахмагонов

Автор продолжает рассказ о важнейших событиях Великой Отечественной войны. С героями новой книги читатели уже встречались на страницах романов «Сталин летом сорок первого» и «Сталин в битве за Москву». Теперь в центре внимания великий подвиг советских военных медиков в тяжелейшие дни отступления наших войск после барвенковской катастрофы к Сталинграду, оказание помощи раненым под бомбами и снарядами врага, особенно любившего бомбить медицинские учреждения, уничтожая раненых советских бойцов и командиров. Работа при постоянной опасности оказаться в окружении, ведь медсанбат не прекращал приём раненых и борьбу за их жизни даже в критической обстановке. Автор вскрывает причины трагедии весны и лета сорок второго, снова рукотворной, как и в сорок первом году. Показывает героизм советских воинов и бесчеловечность, мерзость врага, принёсшего на русскую землю «европейские ценности» в виде бесчинств, грабежей, насилия.

Зелёное знамя

Константин Пылаев

Это не фантастический рассказ. Я ничего не придумывал. Маленькое напоминание, что бывает, когда из ада истории вытаскивают коричневую чуму.