Павел Криков

Список книг автора Павел Криков



    Тут интернета нет

    Павел Криков

    Удивительное это чувство – любовь, особенно, если встретил её нечаянно там, где совсем не ожидаешь увидеть. Хотя наверно повстречать свою суженую на автобусной остановке не такое уж и уникальное событие. Это не была любовь с первого взгляда, она нравилась мне, но не более того. Можно сказать, путь к моему сердцу был найдет через желудок, я влюбился в пирожки её мамы… Содержит нецензурную брань.

    Моё первое дело, или Детектив по прозвищу Пуля

    Павел Криков

    Детектив Энди Коркнейл, взявшись за своё первое дело, оказывается втянут в череду ужасных событий, происходящих в своём родном городе Данкхейме. Тривиальное дельце обернулось буквально игрой на выживание, ставки в которой выше, чем можно вообразить. От того справится ли Энди или потерпит неудачу зависит не только его жизнь, но без всяких шуток судьба всей вселенной.

    Позитивный настрой

    Павел Криков

    Энди попросил Маргарет сегодня забыть о работе. Вчерашний вечер, эта ночь и даже утро стоили выходного… Да, боже, если спросить Маргарет, она непременно ответит:– Это безумие стоило всей моей жизни!Коркнейл потянулся в постели и, зевнув, буднично сказал:– Чуть позже поедем, заберём деньги, а после мы купим тебе машину. Тебе и мне! Что скажешь?– Ты серьёзно? – мисс Маргарет Бэлфор всё ещё сомневалась, что всё происходит на самом деле. Жизнь унылая и скучная, из которой хотелось бежать без оглядки, по щелчку пальцев вдруг превратилась в какой-то сказочный сон. «Да кто ж ты такой, мистер?!» – подумала она перед тем как незнакомые чувства вскружили ей голову.– Ты дьявол! Ты настоящий искуситель! Негодяй! Подлец! Гад! – кричала Маргарет на человека, в которого влюблялась с каждой минутой всё больше. Энди Коркнейл ворвался в её жизнь словно самый вкусный на свете торт, брошенный любителю тортов в лицо – обидно, но оторваться не можешь, ешь.

    По велению рока. Сборник рассказов

    Павел Криков

    Пожалуй, можно сказать: все эти рассказы о борьбе, противостоянии некому персональному врагу, обстоятельствам, мировому порядку или собственному страху. На страницах произведений я сталкивал лбами не добро и зло, а истовую веру – со снедающей алчностью, нежную любовь – с обидой, сочащейся гноем. Пускай читатель сам решает, кто из персонажей злодей, а кто герой, зачастую правда столь многолика, что, получается, истинный её облик никому незнаком…

    Сага о колобке

    Павел Криков

    Славный Кол – колобок сын отважного Бьёрна.Оседлавший морского коня, по реке вышел к краю земли.Слабый духом вернётся – испугается, повернёт,Но колобок крепок душой, и впереди лишь славный бой.Вперёд, только вперёд!И, если парус ветер не порвёт,И, если волны не захлестнут морского змея,Тогда, открыв богатство берегов других,Вернётся колобок домой, деревней всей почитаемый герой.

    Жрец Мак

    Павел Криков

    На жизненном пути каждый рано или поздно сталкивается с особенной правдой – необычным виденьем положения вещей. Но жизнь молодого наследника короны Харлена, как оказалось, вся целиком состоит из особенной правды. Могущественные силы – боги, казалось давно покинувшие смертных, вновь затеяли долгую, жестокую игру. Партия длилась несколько поколений, и на плечи его высочества принца Мака выпало завершить её. Его рок уплатить долг богам за грехи предков и всех людей – спасти мир от неминуемого конца света.

    Тут интернета нет

    Павел Криков

    Удивительное это чувство – любовь, особенно, если встретил её нечаянно там, где совсем не ожидаешь увидеть. Хотя наверно повстречать свою суженую на автобусной остановке не такое уж и уникальное событие. Это не была любовь с первого взгляда, она нравилась мне, но не более того. Можно сказать, путь к моему сердцу был найдет через желудок, я влюбился в пирожки её мамы… Содержит нецензурную брань.

    По велению рока. Сборник рассказов

    Павел Криков

    Пожалуй, можно сказать: все эти рассказы о борьбе, противостоянии некому персональному врагу, обстоятельствам, мировому порядку или собственному страху. На страницах произведений я сталкивал лбами не добро и зло, а истовую веру – со снедающей алчностью, нежную любовь – с обидой, сочащейся гноем. Пускай читатель сам решает, кто из персонажей злодей, а кто герой, зачастую правда столь многолика, что, получается, истинный её облик никому незнаком…