Пиво, стихи и зеленые глаза (сборник). Михаил Ландбург

Читать онлайн.
Название Пиво, стихи и зеленые глаза (сборник)
Автор произведения Михаил Ландбург
Жанр Современная зарубежная литература
Серия
Издательство Современная зарубежная литература
Год выпуска 2006
isbn 965-7288-08-8



Скачать книгу

      Михаил Ландбург

      Пиво, стихи и зеленые глаза (сборник)

      Пиво, стихи и зеленые глаза

      Когда в небольшом городишке одиноких мужчин всего двое, а пивной бар лишь один, то по вечерам вы непременно сможете встретить меня и Давида вместе.

      Мы неторопливо распиваем первую кружку, потом другую, а перед тем, как взяться за третью, Давид поднимает ко мне глаза, и это означает, что наступило время послушать его стихи.

      Разумеется, я делаю вид, что слушаю очень внимательно, на самом же деле думаю о всякой всячине, потому что, пока человек заодно с этим миром вертится, всё время приходится думать о всякой всячине.

      – Ты чего? – в изумлении спрашиваю я, потому что сегодня Давид глаза не поднимает, а его лоб, вдруг побелев, покрывается капельками пота. – Ты чего?

      В раскрытые двери заглядывает полицейский, но, увидев нас, на его лице появляется тоскливое выражение, и он, вдруг громко зевнув, исчезает.

      – К чёрту! – говорит Давид. Сегодня глаза у него словно перевёрнутые.

      – Читай же, – осторожно предлагаю я, – читай свои стихи!

      Молчит Давид, задумчиво смотрит в кружку.

      – Мой кот, Мики, подох! – вдруг говорит он. – Утром небо было синее-синее, а Мики взял и подох.

      «Бедняга Мики!» – думаю я. Иногда Давид брал его с собой в бар и даже разрешал ему отпить из кружки немного пива. Я думаю, что Мики нравилось сидеть с нами и слушать стихи Давида.

      – Мики подох! – говорит Давид снова. – Когда взошло солнце, я решил искупать его, а он взял и подох…

      – Не верь! – говорю я.

      – Что?

      – Не верь! – повторяю я.

      – Как же не верить, если…

      – Не верь, и всё тут! Может, Мики подох частично?.. Говорят, что тело умирает, а душа продолжает жить ещё…

      – Думаешь, что…

      – Почему бы нет?

      – Глупости! – говорит Давид. – У Мики были усы, хвост, зелёные глаза, а души не было… У котов не бывает…

      – Может, у Мики была?

      – Ты так думаешь?

      – Может, перед тем, как… Может, он знак какой-то подал?

      – Я писал стихи, – говорит Давид, – а Мики лежал на столе и смотрел, как я пишу. И вдруг подох…

      – Не верь! – говорю я. – Другого выхода нет… Ты вот запомни, что другого выхода нет… Когда от меня ушла моя девушка, я не поверил, что она ушла; её не было рядом, а я не верил… И сейчас не верю… Скоро тридцать лет, как не верю…

      Давид кладёт на стол пачку сигарет, но не закуривает.

      – Зачем? – вдруг спрашивает он. – Раз знаешь, что твоя девушка тебя оставила, то зачем?..

      – Другого выхода нет! – говорю я. – В парке была «наша скамейка», а вокруг неё – «наши кусты»… И «наша тишина»… И дыхание моей девушки. А когда она вдруг… Я не поверил… Кусты давно уже вырублены, скамейка развалилась, а я всё равно прихожу в парк и говорю себе: «Здесь ты… Здесь…» Знаешь, у моей девушки были зелёные глаза…

      – Правда?

      – Зелёные!

      – Надо же!.. – Давид поднимает ко мне голову. – А мой Мики подох…

      – Не верь! – говорю я.

      Мы молча выпиваем ещё по кружке.

      – Надо же!.. – говорит Давид и вдруг, взглянув на часы над стойкой бара, вскакивает с места, словно пчелой ужаленный.

      – Ты куда? – спрашиваю.

      – Пойду я! – отвечает Давид. – Время кормить Мики!

      Белый ветер

      Это нашло на них вдруг – словно провал тишины или вспышка лесного пожара.

      – Ишь ты! – тяжело выдохнула она. – Ишь ты!

      Он приподнял брюки, поправил сбившуюся на потной спине рубаху и отвернулся.

      – Уходишь? – спросила она.

      – Я – человек! – ответил он.

      – Что?

      – Люди всегда уходят.

      – Захочу ещё! – сказала она.

      – Неважно! – ответил он.

      – Нет?

      – Нет!

      – Я всё равно захочу ещё!

      – И я!

      – Да?

      – Неважно…

      В комнате было и чисто, и светло.

      – Приду ещё, – сказал он.

      – Не надо! – ответила она.

      – Нет?

      – Нет!

      Он помолчал.

      – У тебя горячее плечо, – сказала она.

      – Да?

      – И пальцы тоже… – у неё напряглись глаза, а потом шея.

      – Теперь ты как школьница! – сказал он.

      – Что?

      – Как школьница в ночь перед экзаменом.

      У неё напряглись ещё и губы.

      Она прошептала:

      – Однажды мой муж повесился.

      – Вот как?

      – Мужчина