Когда явились ангелы (сборник). Кен Кизи

Читать онлайн.



Скачать книгу

      Кен Кизи

      Когда явились ангелы

      Джеду – на верховой разведке за рекой

      Галахад Задрипанный

      …как назвал его судья на процессе

      – написано позднее, в бегах, в Мексике:

      Раньше было пять тыщ долларов – теперь всего пять песо

      Раньше пену с губ я слизывал – теперь делишки швах

      Раньше был завален лаврами – теперь торчок облезлый

      Раньше жил в цивилизации – теперь сижу в кустах.

      Кто блистал талантом редким и гремел на целый мир

      Как чувак, не лыком шитый и хвалой осыпанный

      Тот преследуем в двух странах да травим ищейками

      И засужен, как всего-то Галахад Задрипанный.

      Галахад Задрипанный – заржавел твой меч суровый?

      Галахад Задрипанный – вот такая, блин, байда!

      Утекай, таись, ховайся, до того как свинтят снова

      Чтобы мучился виною и сгорал ты со стыда.

      – примерно так оно все и было.

      © Перевод Н. Караева.

      Выпуль из трезвяка

      В казенную гостиницу округа СМ[1] я вписываюсь в своем обычном – кожаная куртка, полосатые штаны и ботинки, на шее болтается серебряный свисток. В лагере разрешают носить уличную ветошь. А цирики в Окружной Каталажке терпеть не могут такого попустительства. Лейтенант Гердер поднимает голову от пишмашинки, видит мой прикид, его и без того каменная морда стервенеет еще.

      – Так, Дебри. Сдавай все.

      – Все?

      Обычно Почетных Лагерников пропускают так – доверяют, что сами сдадут часы, ножики и то-се.

      – Все. Не хватало еще, чтоб ты в свисток этот свой дул среди ночи.

      – Тогда выписывайте протокол об изъятии по всей форме.

      Он не мигая смотрит на меня сквозь сетку, по ходу извлекая строенный бланк из готовой стопки и заправляя его в машинку.

      – Один свисток, – говорю я, стаскивая через голову цепочку. – С серебряным распятием, припаянным к боку.

      Он не печатает.

      – Одна блюзовая гармошка, ми-бемоль.

      Он только смотрит на меня поверх клавиш.

      – Да ладно вам, Гердер; вам подавай все, а мне подавай протокол об изъятии всего – свисточки, гармошки, все остальное.

      Мы оба знаем, что на самом деле меня тревожат две тетради из Почетного Лагеря.

      – Суй все в лоток, – говорит он. – И что это на тебе за прикид Дэйви Крокета[2], Дрочила? Сымай.

      Он выходит из клетки, пока я стаскиваю куртку с бахромой, которую мне сшила Бегема[3] из той шкуры, что мы содрали с лосихи, которую Хулихен[4] сбил, когда ехал с перевала Семи Чертей накануне Всех Душ[5] без тормозов и с битыми фарами.

      – В лоток. Так, руки на стену – ноги на линию. Ширше. – Он пинает меня в лодыжку. – Помощник Рэк, прикройте меня, пока я досматриваю заключенного.

      Меня шмонают. Полная программа, фонарик и все дела. Забирают темные очки, носовой платок, щипчики для ногтей, шариковые ручки – всё. Две мои тетради обернуты здоровенной прощальной открыткой, которую Фастино́ мне нарисовал на оберточной бумаге. Гердер сдирает ее и швыряет в мусорную корзину. Тетради же кидает поверх остального барахла.

      – Мне надо протокол об изъятии, Гердер. Это по закону.

      – Пока вы у меня в аквариумах, – сообщает мне лейтенант Гердер, – законы тут мои.

      В голосе нет злобы. И злости. Он ставит меня в известность.

      – Тогда ладно… – Я вытаскиваю из лотка свои тетради и поднимаю повыше. – Все свидетели. – Показываю их помощнику Рэку и остальному контингенту, что ждет в дежурке. – Все видели? Две тетради.

      После чего передаю их Гердеру. Тот их уносит в свою клетку и кладет рядом с машинкой. Колотит по клавишам, не обращая внимания на злость по другую сторону барьера. А Рэк не так спокоен: многие из этих парней еще на много месяцев вернутся с ним в лагерь, где он охранник без ружья. Сначала он, подмигнув, старается всех нас подмаслить, затем поворачивается ко мне, улыбаясь искреннейше, как мужик мужику.

      – Ну что, Девлин… думаешь, из этих полугода с нами у тебя получится книжка?

      – Думаю, да.

      – А как выйдет, по-твоему, – в «Кроникл», с продолжением каждую неделю?

      – Надеюсь, нет. – Лопухнулся я тогда – отдал три страницы заметок этому



<p>1</p>

В 1967 г. Кен Кизи за хранение марихуаны просидел полгода в так называемом Почетном Лагере (экспериментальной колонии) тюрьмы округа Сан-Матео, штат Калифорния. (Здесь и далее прим. перев., кроме оговоренных особо.)

<p>2</p>

Дэвид Крокетт (1786–1836) – американский охотник и политик, герой Фронтира, быт разведчиком во время Крикской войны (1813–1814). В 1821 и 1823 гг. избирался в Законодательное собрание штата, в 1827 г. – на два срока, а в 1833-м избирался в Палату представителей США. Проиграв выборы 1835 г., уехал в Техас, участвовал в движении за независимость Техаса. Погиб в крепости Аламо.

<p>3</p>

Бегема (ивр.) – животное.

<p>4</p>

Под именем Хулихена здесь и в некоторых других произведениях Кена Кизи («Девлина Дебри»), посвященных «Веселым проказникам» (например, в пьесе «По ту сторону границы» из сб. «Гаражная распродажа»), выведен битник Нил Кэссади (1926–1968).

<p>5</p>

В западном христианстве День Всех Душ, посвященный памяти усопших, отмечается 2 ноября.