Ф. М.. Борис Акунин

Читать онлайн.
Название Ф. М.
Автор произведения Борис Акунин
Жанр Исторические детективы
Серия Приключения магистра
Издательство Исторические детективы
Год выпуска 2006
isbn 978-5-373-03036-6



Скачать книгу

Валя называла свою мать-банкиршу) сняла бывшего сына с дотации – мол, дочерей у нее нет и не будет. А жить на что-то надо. Не на Никину же гребаную зарплату?

      Так что брак был коммерческий, по расчету. Во всяком случае, со стороны невесты. Жених-то, владелец империи платных туалетов Макс Зюзин, втрескался в чудо пластической хирургии не на шутку. Свадьбу сыграли не хуже людей – пышную, во дворце екатерининских времен. Фоторепортажи с гламурного празднества появились во всех глянцевых журналах, причем Валю именовали «русалкой», «царевной Лебедь» и «загадочной незнакомкой».

      Семейная жизнь, правда, не сложилась.

      Когда выяснилось, по какой причине у молодой не может быть детей, с суженым приключилась истерика. Он даже хотел убить Валю на месте, голыми руками, но убить Валю голыми руками довольно трудно, во всяком случае без помощи телохранителей, а звать телохранителей Макс не решился – побоялся огласки. В результате, кроме морального ущерба, понес еще и физический, в виде синяков и выбитого зуба.

      Развелись, впрочем, цивилизованно, без азиатчины. Туалетный император был человек хоть и эмоциональный, но не дурак. Еще одна волна публикаций в прессе ему была ни к чему.

      От недолгого замужества у Вали остались приличные алименты и мужнина фамилия – надоело раз за разом документы переделывать.

      В общей сложности Фандорин прожил без секретарши неполный месяц, а потом всё вернулось на круги своя.

      – Отстань, – буркнул Ника. – И не смей называть мою Алтын «МэМэ», сколько раз повторять.

      Эта дурацкая аббревиатура означала «мадам Мамаева».

      – Да? – обиделась Валя. – А ей меня можно «трансформером» обзывать? Сама, между прочим, при живом муже вон как хвостом крутит.

      – Всё, баста! – Фандорин стукнул по столу. – Зови посетителя!

      Пока Вали не было, он быстро подошел к окну, прислушался.

      Тихо. Вальс больше не звучал.

      От этого на душе у магистра истории сделалось еще паршивей. Чем это они там занимаются?

      – Здрасьте, – послышался развязный молодой голос.

      Ника оглянулся.

      К нему, протягивая ладонь, шел высокий парень со стопкой бумаг под мышкой. Он показался Фандорину симпатичным: высокий, стройный, с красивыми темными глазами. Одет, правда, странно – несмотря на жару, в тяжелых ботинках и рубашке с длинными рукавами. Зато улыбка хорошая. Сразу видно, что у человека чудесное настроение. Совсем не похож на наркомана.

      Ника посмотрел на оставшуюся в дверях секретаршу с укоризной.

      – Я слышал, вы бумажки старые покупаете, – сказал посетитель, не представившись. – Глянете?

      Предложив молодому человеку сесть, Ника взял стопку и первым делом понюхал ее, была у него такая привычка.

      Листки пахли как надо – настоящей стариной, навсегда ушедшим временем. От этого аромата, вкуснее которого нет ничего на свете, у магистра всегда кружилась голова. Он громко чихнул, извинился, чихнул еще раз.

      Однако, перелистнув страницы, увидел, что рукопись не особенно старая. Судя по фактуре бумаги, цвету чернил и нажиму, вторая половина 19 века. Перо уже стальное, но по тому, как поставлен почерк, видно, что писавший обучался грамоте еще в николаевские времена, гусиным пером и почти наверняка в казенном учреждении. При домашнем воспитании почерк был бы мягче и небрежнее, а тут почти каллиграфия. Опять же исключительная ровность строк. Но не писарь и не переписчик – вон сколько помарок и исправлений. Э, да тут и рисунки на полях. Готическое окно, рожицы какие-то. Нарисовано так себе, по-дилетантски.

      Заметив крупное «ГЛАВА I», Фандорин немножко расстроился: кажется, какой-то трактат или художественное сочинение. Полистал.

      Почерк, хоть и красивый, читался не так просто. Прищурившись, Ника разобрал первую попавшуюся на глаза строчку: «…святителя Порфирiя, памятнаго темъ, что избавилъ первохристiанъ Святой Земли от притесненiя язычниковъ». Похоже, что-то душеспасительное. В те времена многие баловались подобной писаниной. Провалялась эта графомания в каком-нибудь забытом сундуке полтора столетия, да еще во что-нибудь заботливо завернутая, иначе запах времени так не сохранился бы…

      – Обороты чистые – это замечательно, – сказал он вслух. – У меня есть знакомый художник, рисует пером на старинной бумаге. Если текст не представляет интереса, подарю ему.

      – Мне-то сколько отбашляете? – шмыгнул носом симпатичный юноша и через рубашку почесал сгиб локтя.

      – Сохранность бумаги приличная. Могу дать по 30 рублей за страницу. Сколько здесь?

      На вид в стопке было страниц двадцать – двадцать пять.

      – Меньше, чем за тыщу, не отдам, – твердо заявил посетитель.

      Валя хмыкнула:

      – Ну ясное дело. – И прибавила непонятное. – Герою на один подвиг.

      Однако парень загадочную фразу, кажется, понял. Обернулся и бросил:

      – Не твое дело, цыпа.

      Ника, пересчитывавший страницы, открыл было рот, чтобы поставить