Владимир Короленко

Список книг автора Владимир Короленко


    Чудная. Сказки и рассказы

    Владимир Короленко

    В этот сборник одного из величайших русских детских писателей Владимира Галактионовича Короленко вошли следующие рассказы и сказки: Чудная Необходимость Судный день Сон Макара Парадокс

    Дети подземелья (сборник)

    Владимир Короленко

    В книгу вошли известные произведения замечательного русского писателя В. Г. Короленко: повести «Дети подземелья» и «Слепой музыкант», рассказы «Сон Макара», «Река играет», очерки «Чудная» и «Мгновение».

    История моего современника

    Владимир Короленко

    «История моего современника» В.Г.Короленко (1853-1921) – итоговая книга писателя, в которой отразились социально-политические и нравственные искания его поколения. В ней автор выступает как художник, публицист и общественный деятель. Свои воспоминания Короленко довел до приезда из сибирской ссылки в Нижний Новгород, то есть до 1885 года; они захватывают шестидесятые, семидесятые и начало восьмидесятых годов XIX столетия.

    Слепой музыкант

    Владимир Короленко

    В семье помещика Юго-западного края родился слепой ребенок. Трудно передать горе матери и близких. Обостренная чувствительность к звукам и необычный музыкальный слух заставляют родственников беспокоиться за судьбу слепого. Взрослея, он все больше задается вопросом – зачем он живет на свете? Несмотря на то, что он встретил свою любовь, был окружен заботой и вниманием, его постоянно охватывают мрачные чувства безысходности и ненужности. Брат матери, дядя Максим, бывший Гарибальдиец потерявший ногу на полях сражений, видит опасность в излишней опеке ребенка. Он прилагает весь свой педагогический талант для того, чтобы мальчик не испытывал чувство неполноценности, и вселяет в него уверенность в возможность духовного прозрения. Огромный зал, восторгающийся игрой незрячего пианиста, явился торжеством оптимизма.

    Софрон Иванович

    Владимир Короленко

    «В тот день небо над Копенгагеном было мглистое и серое. По временам моросил дождик, падая сверху на дворик, на асфальтовый мозаичный пол, на зелень кругом могилы и на плиту. Около нее, когда я подошел, стояли три человека. Один был рослый, очень красивый старик с кудрявыми седыми волосами и темными бровями. Через плечо у него был перекинут легкий плед, сумка на ремне и бинокль. Рядом с ним стояла дама, совсем еще молодая, которую можно было принять за его дочь. Третий собеседник был, по-видимому, туземец – швед или датчанин, белокурый, с белесыми, бесцветными глазами…»

    В Крыму

    Владимир Короленко

    «В начале девяностых годов я прожил месяца два в Крыму. Поселился я в маленьком имении Карабахе. Небольшой домик стоит невысоко на мысу, омываемом морем. На востоке плавной излучиной берег уходит к туманным скалам Судака. На запад – вид Ялты закрыт Аю-дагом, с его крутыми обрывами, на которых, по преданию, стоял храм, где была жрицей Ифигения. Отсюда некогда предусмотрительные аборигены кидали в море пришельцев, загнанных к ним бурей или иными случайностями, и еще теперь временами после сильной зыби волны выкидывают на берег куски мраморных колонн. Одна такая глыба, древняя капитель, сильно сглаженная прибоями и почти потерявшая форму, лежит на крылечке скромного карабахского дома…»

    На заводе

    Владимир Короленко

    «Завод работал. Приближался полдень жаркого весеннего дня, и площадь перед заводом притихла. Лачуги, где жили семьи рабочих, глядели на площадку подслеповатыми маленькими окнами. Движения не было. Казалось, заводская слободка томится в ожидании обеденного свистка…»

    Прохор и студенты

    Владимир Короленко

    «Он был жулик. Это слово определяло его профессию, а с годами даже стало чем-то вроде официального „звания“. Его имя было Прошка. Но так как на Выселках, где он жил, существовали и другие Прошки, то иногда выходили недоразумения; поэтому обыватели считали нужным, для большей точности, прибавлять к собственному имени эпитет „жулик“…»

    С двух сторон

    Владимир Короленко

    «Каждый возраст обладает своим собственным ароматом, который носится кругом, насыщает и переполняет для нас весь мир. В настоящем мы его обыкновенно не замечаем, именно потому, что он составляет постоянную атмосферу нашей души. Но стоит настоящему отодвинуться в прошлое, стоит нам войти в другую полосу жизни, и в памяти отлетевший жизненный колорит выступает так ощутительно, что мы удивляемся, как это мы не замечали тогда этой особенной атмосферы, не наслаждались ею в свое время сознательно и полно. А потом и новая полоса станет прошлым, и окажется, что в ней тоже было свое очарование…»

    Стой, солнце, и не движись, луна!

    Владимир Короленко

    «В некотором царстве, в некотором государстве, за тридевять земель, в тридесятом царстве стоял, а может, и теперь еще стоит, город Восток со пригороды и со деревнями. Жили в том городе и в округе востоковские люди ни шатко ни валко, в урожай ели хлеб ржаной чуть не досыта, а в голодные годы примешивали ко ржи лебеду, мякину, а когда так и кору осиновую глодали. Народ они были повадливый и добрый. Начальство любили и почитали всемерно…»