Василь Быков

Список книг автора Василь Быков


    Жестокая правда войны. Воспоминания пехотинца

    Василь Быков

    Василь Владимирович Быков – писатель с мировым именем, известность которому принесли повести и рассказы о войне. Быков на себе испытал ее ужасы и тяготы, три года сражаясь на фронте в пехоте. Он участвовал в боях за Украину и Молдавию, освобождал от фашистов Румынию, Болгарию, Венгрию, Югославию и Австрию. Воспоминания Василя Быкова отличаются предельной точностью в деталях, бескомпромиссностью в описании неприглядных сторон войны: он показывает ее жестокую правду глазами простого пехотинца, который видит, как сражаются и гибнут его товарищи, зачастую расплачивающиеся ценой своей жизни за чужие ошибки.

    Альпийская баллада

    Василь Быков

    Впервые произведения Василя Быкова были опубликованы в 1947 году, но известность и популярность пришли к писателю много позже – в 1962 году, после выхода в свет повести «Третья ракета». Потом были «Альпийская баллада», «Мертвым не больно», Сотников», «Обелиск», «Пойти и не вернуться». В 1974 году Василь Быков был награжден Государственной премией СССР (за повесть «Дожить до рассвета», 1973), в 1980 году получил звание Народного писателя Беларуси, в 1986 году – был награжден Ленинской премией за повесть «Знак беды». «Альпийская баллада» – У них было три дня, три коротких дня, наполненных любовью и надеждой на спасение. Три почти мирных дня, вместивших в себя целую вечность и подаривших невообразимое счастье бежавшим из плена узникам – белорусу Ивану и итальянке Джулии. Аудиоверсию этого пронзительного романа прочел для вас Народный артист РФ, Лауреат Государственных премий СССР и РФ – Андрей Леонидович Мартынов, полюбившийся и запомнившийся зрителям по роли старшины Федота Васкова в фильме Станислава Ростоцкого «А зори здесь тихие». © В. Быков (наследники) ©&℗ ИП Воробьев ©&℗ ИД СОЮЗ

    Пойти и не вернуться

    Василь Быков

    Повесть белорусского писателя Василя Быкова (1924–2003) – настоящий психологический триллер, основанный, как и большинство его произведений, на событиях времен Великой Отечественной войны. Главная героиня повести Зося выполняет важное задание командира партизанского отряда. Ее спутником на оккупированной врагом территории неожиданно становится товарищ по оружию Антон. Молодых людей тянет друг к другу, и взаимная симпатия перерастает в нечто большее. Но избранник Зоси оказывается вовсе не тем, кем представлялся вначале… Любовь и смертельная опасность, предательство и верность долгу переплетены в этой остросюжетной истории, которая до самого конца держит слушателя в напряжении.

    Сотников

    Василь Быков

    Василь Быков – известный белорусский писатель, участник Великой Отечественной войны. В его произведениях нет батальных сцен и масштабных исторических сражений. Автор изображает войну такой, какой она была на самом деле, передает ощущения рядовых бойцов, исследует мотивы их поступков, раскрывает глубины переживаний. Повесть «Сотников» рассказывает о цене подвига и позорном финале морального компромисса, об истоках мужества и причинах предательства. Слаб бывает человек, даже сильный и смелый. Хоть в чем-то, да слаб. Слаб, если нет в нем внутренней твердости и нравственной силы…

    Пасхальное яичко

    Василь Быков

    «Фамилия его была Выползков, но в этой большой, растянувшейся вдоль дороги белорусской деревне, где он обосновался после войны, его называли Выползком. Тем более что обычно он откликался и на это прозвище, хотя и делал это не без раздражения, а то и с криком, нередко сдобренным злым матом. Но людям было безразлично, как он откликался – за войну люди привыкли к мату и крику – своих, полицаев, немцев и партизан тоже. Привыкли люди, привыкла скотина, особенно лошади. Иная не тронется с места, пока ее не обложат матюгом, в котором одинаково преуспели старые и молодые, мужики и бабы. Не говоря уже о начальстве…»

    Довжик

    Василь Быков

    «По обе стороны узкой, посыпанной гравием дорожки тянулись многочисленные ряды могил городского кладбища. Еще недавно здесь были сельхозугодья пригородного совхоза, выращивали картошку, капусту, ранние овощи. Но рос город – разрастались и городские кладбища. И вот оно – скопище плотно теснящихся могильных выгородок – из уголка, дерева, добытого со строек арматурного железа. Почти все – с непременной стелой, выполненной в популярной форме морского паруса, но лишь отдаленно напоминающей таковой. Крестов на захоронениях советской эпохи почти не видать, разве где-нибудь на верхушке каменной стелы процарапан и обведен черным тоненький православный крестик. Некоторые памятники украшены небольшими, с ладонь, овальными фотографиями на фарфоре, переснятыми с молодых фотографий усопших, улыбающиеся лица которых слабо соотносятся с данным местом их бытования…»

    Афганец

    Василь Быков

    «Последние три или четыре ночи, вдрызг разругавшись с женой, Ступак ночевал в гараже. А потом и дневал, потому как твердо решил не возвращаться на свой пятый этаж силикатной хрущевки. Коли так получилось, что он стал там нелюбимым и ненавистным, что появился кто-то лучший, так пусть жена подавится и тешится с новым женихом, а ему, законному мужу пути туда больше нет. Все-таки он мужик гордый и просить не будет. Тем более, что вся его жизнь, кажется, пошла наперекосяк, так что уж тут жалеть о квартире?..»

    Дожить до рассвета; Сотников; Обелиск; Журавлиный крик; Знак беды (сборник)

    Василь Быков

    Василь Быков (1924–2003) на протяжении всего творческого пути оставался верен главной теме – Великой Отечественной войне. Автор, сам прошедший поля сражений, слишком хорошо знал, что именно в этих жесточайших условиях необходимости выбора явственно определяется сущность человека. Быков раскрывает духовную и гражданскую наполненность своих героев, показывает, что нравственный подвиг лишен ореола внешне яркого, эффектного героического действия. В книгу вошли повести «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Журавлиный крик», «Знак беды», а также публицистические статьи «Колокола Хатыни» и «Как написана повесть «Сотников».

    Мертвым не больно

    Василь Быков

    «Звонит телефон, и она берет трубку. Мы враз притихаем. Навалившись на отполированный, широкий, точно прилавок, барьер, мы с нетерпением ждем ее слова, которое должно либо разочаровать нас, либо обрадовать. Вообще-то мы готовы ко всему, было бы только что-то окончательное. Хуже всего в жизни – неопределенность: она отнимает волю к действию. Но женщина, словно избегая того и другого, озабоченно хмурит тонкие подведенные брови. Минута внимания, торопливые отметки в бланках, что лежат перед ней на стекле, скупые профессиональные вопросы кажутся необыкновенно долгими. Наконец она отрывает от уха трубку…»