Иван Тургенев

Список книг автора Иван Тургенев


    Пергамские раскопки

    Иван Тургенев

    Раскопки алтаря Зевса, одного из крупнейших памятников античного мира, производились в 1878–1879 гг. на территории древнего города Пергама в Мизии (Малой Азии). Фрагменты алтаря были доставлены в Берлин и помещены сначала в Берлинском музее, где велась многолетняя кропотливая работа по реставрации памятника, а затем в специально построенном для алтаря Зевса помещении – Пергамон-музее. Очевидно, Тургенев посетил Берлинский музей по пути в Россию в начале февраля н. ст. 1880 г. О впечатлении, произведенном на него пергамскими горельефами, Тургенев рассказал сразу же по приезде в Петербург в литературном кружке М. М. Стасюлевича на одной из «пятниц» у Я. П. Полонского.

    Провинциалка

    Иван Тургенев

    Комедия «Провинциалка» принадлежит к числу тех немногих драматических произведений Тургенева, которые, войдя в репертуар русских театров в самом начале пятидесятых годов XIX в., продолжают жить на столичной и провинциальной сцене до наших дней. Определяя на основании предшествующего изучения театра Тургенева место «Провинциалки» в ряду других его «сцен и комедий», автор первой советской истории русского театра, С. С. Данилов, пишет, что вместе с «Где тонко, там и рвется» и «Вечером в Сорренте» «Провинциалка» особенно выразительно характеризует новаторские тенденции Тургенева «порвать с внешней занимательностью ходульного водевильного репертуара, противопоставив ему комедийную пьесу, бессюжетную, интимно-психологическую, полную внутреннего движения, скрытого за недомолвками и полунамеками».

    Реформатор и русский немец

    Иван Тургенев

    «Я сидел в так называемой чистой комнате постоялого двора на большой Курской дороге и расспрашивал хозяина, толстого человека с волнистыми седыми волосами, глазами навыкате и отвислым животом, о числе охотников, посетивших в последнее время Телегинское болото, – как вдруг дверь растворилась и вошел в комнату проезжий, стройный и высокий господин в щегольском дорожном платье. Он снял шапку……»

    Бригадир

    Иван Тургенев

    «Читатель, знакомы ли тебе те небольшие дворянские усадьбы, которыми двадцать пять – тридцать лет тому назад изобиловала наша великорусская Украйна? Теперь они попадаются редко, а лет через десять и последние из них, пожалуй, исчезнут бесследно. Проточный пруд, заросший лозником и камышами, приволье хлопотливых уток, к которым изредка присосеживается осторожный „чиро́к“; за прудом сад с аллеями лип, этой красы и чести наших черноземных равнин, с заглохшими грядами „шпанской“ земляники, со сплошной чащей крыжовника, смородины, малины, посреди которой, в томный час неподвижного полуденного зноя, уж непременно мелькнет пестрый платочек дворовой девушки и зазвенит ее пронзительный голосок…»

    Человек в серых очках

    Иван Тургенев

    «…Однажды – дело было в первых числах февраля 1848 года – я сидел за одним из столиков, расположенных вокруг кофейной Ротонды (de La Rotonde) под навесом. Человек высокого роста, черноволосый с проседью, жилистый и сухощавый, в заржавленных железных очках со стеклышками серо-дымчатого цвета на орлином носу, вышел из кофейной, оглянулся и, вероятно, убедившись, что все места под навесом были заняты, подошел ко мне и попросил позволения подсесть к моему столику. Я, разумеется, согласился…»

    Собственная господская контора

    Иван Тургенев

    Датируется 1852–1853 гг. – временем написания романа «Два поколения». О том, что «Собственная господская контора» является отрывком из этого не дошедшего до нас произведения, свидетельствует не только подзаголовок («Отрывок из неизданного романа»), но и письмо Тургенева к П. П. Васильеву, в котором писатель сообщал: «…сколько я помню, был действительно помещен отрывок из сожженного мною романа под названием „Собственная господская контора“ в журнале <…>, издававшемся год или два в Москве под заглавием, если не ошибаюсь – „Московского вестника“». Обескураженный отрицательными отзывами о его романе «Два поколения» … своих друзей и знакомых, Тургенев не собирался печатать даже отрывков из этого произведения. По-видимому, он просто уступил настоятельным просьбам редактора «Московского вестника» – H. H. Воронцова-Вельяминова, а также ближайших сотрудников – Н. А. Основского и И. В. Павлова, просивших Тургенева поддержать новое издание.

    Вешние воды. Накануне (сборник)

    Иван Тургенев

    В этот сборник вошли роман «Накануне» и повесть «Вешние воды» – две замечательные истории о любви. В романе «Накануне» молодая аристократка из богатой семьи готова не задумываясь порвать с семьей, обществом и родиной, чтобы последовать за возлюбленным – болгарином, готовым отдать жизнь за освобождение родины от турецкого владычества. В повести «Вешние воды» молодому человеку, путешествующему по Европе, предстоит сделать судьбоносный выбор между чистым и светлым чувством к красавице-невесте и темной, колдовской страстью к хищной «роковой женщине». Еще современники восхищались талантом Тургенева писать о любви умно и тонко, лирично, но без приторной сентиментальности, – и этот талант, поражающий и притягивающий и современного читателя, в полной мере наполняет вошедшие в сборник произведения.

    Муму

    Иван Тургенев

    "Муму" – повесть о простых людях, внутренние конфликты которых поднимаются до уровня общечеловеческих трагедий, о силе чувств, свободе, богатырстве, рабской привычке подчинения и безгласной покорности. Это история о том, как трудно победить рабство и, прежде всего, раба в себе.

    По поводу «Отцов и детей»

    Иван Тургенев

    «…дело было в августе месяце 1860 года, когда мне пришла в голову первая мысль „Отцов и детей“, этой повести, по милости которой прекратилось – и, кажется, навсегда – благосклонное расположение ко мне русского молодого поколения. Не однажды слышал я и читал в критических статьях, что я в моих произведениях „отправляюсь от идеи“ или „провожу идею“; иные меня за это хвалили, другие, напротив, порицали; с своей стороны, я должен сознаться, что никогда не покушался „создавать образ“, если не имел исходною точкою не идею, а живое лицо, к которому постепенно примешивались и прикладывались подходящие элементы…»