Владислав Крапивин

Список книг автора Владислав Крапивин


    Похищение агента

    Владислав Крапивин

    «Я приехал из пионерского лагеря на два дня раньше, чтобы застать дома родителей, уезжавших на юг. Последние часы перед отходом поезда прошли в спешке и беспорядке. Наконец, выслушав массу наставлений, мы с братом проводили их на вокзал. Домой вернулись в двенадцатом часу ночи, и я сразу же лёг в постель. Прошло около четверти часа. Я задремал, но вдруг вздрогнул и открыл глаза. Сразу было трудно понять, что случилось. Стояла тишина, лишь за стеной тихо похрапывал старший брат. Комнату наполняла густая темнота. За окном сверкала редкими звёздами августовская ночь…»

    Трое с барабаном

    Владислав Крапивин

    «Я видел его даже во сне. Мне снилось, что солнце – это совсем не солнце, а сверкающий желтый барабан. А потом приснился цирк. Он был совсем пустой. Посередине цирка вместо арены лежал громадный плоский барабан, а на нем выбивала подошвами дробь моя старшая сестра Галка. Наконец она перестала плясать и закричала так, что эхо загудело под куполом…»

    Выстрел с монитора

    Владислав Крапивин

    На старом пароходике, плывущем по тихой реке, познакомились в пути пожилой Пассажир и мальчик. Пассажир рассказал мальчишке старую историю, почти легенду, о юном Галиене Тукке из города Реттерхальма, что стоял когда-то в этих местах… Мальчик расстался с Пассажиром, но печальная история, которую он услышал, уже сплелась с его жизнью…

    Крепость в переулке

    Владислав Крапивин

    «Целый день и целую ночь падали хлопья снега. Крыши домов стали одинаково белыми, как листы в новой тетрадке для рисования. На карнизах лежали пушистые воротники. Тополя согнули ветки под снежным грузом. На столбиках палисадников, на покинутых скворечниках, на водопроводной колонке с длинным рычагом выросли высокие заячьи папахи. Даже маленькие фарфоровые изоляторы, которые жили высоко на телеграфных столбах, красовались в белых шапочках…»

    Звезды под дождем

    Владислав Крапивин

    Славка знал наизусть все созвездия и мечтал нарисовать их на зонте. Как это было бы замечательно – зонт стал бы маленьким планетарием! Но как найти в мире взрослых человека, который позволит реализовать такую затею…

    Рик – лайка с Ямала

    Владислав Крапивин

    «Когда сын полярного лётчика Тополькова одиннадцатилетний Валерка вернулся из школы, он узнал грустную новость. Отец сообщал в письме, что задерживается на Ямале еще на два месяца, Там была важная работа. „Знаю, что скучаешь, – писал он Валерке, – но сейчас улетать мне нельзя, сынок. Лучше уж сразу сделать так, как нужно, чтобы потом было легче на душе“…»

    Портфель капитана Румба

    Владислав Крапивин

    Действие романа из цикла `Сказки о парусах и крыльях` происходит в конце XIX века. В канун Рождества из заснеженного портового города Гульстаун мальчик по прозвищу Гвоздик вместе с друзьями отправляется на поиски клада и попадает на остров Нуканука. Компания не подозревает о слежке…

    В глубине Великого Кристалла. Пограничники

    Владислав Крапивин

    «Крик петуха» – центральная повесть цикла. В ней фигурируют герои «Гуси, гуси, га-га-га…», «Выстрела с монитора», «Заставы на Якорном поле» и многие другие. Здесь появляется секретная обсерватория «Сфера», занимающаяся проблемой многомерных пространств, и Башня на стыке миров. Также объясняется, кто такие Пограничники – дети, умеющие проходить сквозь грани Кристалла. Во второй повести продолжается история кристалла Яшки, научившегося превращаться не только в звезду, но и в настоящего живого мальчика.

    Там, где течет Ориноко

    Владислав Крапивин

    «Когда Саша проснулся, за окнами еще блестели морозные звезды. В первое утро каникул можно было встать попозже, но мальчик колебался лишь секунду и сбросил одеяло. Вчера он решил пойти в кино на первый утренний сеанс: днем билеты на „Судьбу барабанщика“ достать было очень трудно…»

    Самый младший

    Владислав Крапивин

    «Севка сидит на подоконнике и смотрит, как на горячей от солнца крыше дерутся два воробья. Они дерутся давно, и смотреть надоело. Севке скучно. Со второго этажа видна вся улица, обсаженная молодыми клёнами. Улица пуста, и со двора не слышно ребячьих голосов. Все, наверно, уехали на велосипедах в Верхний бор. Хорошо им…»