Николай Брешко-Брешковский

Список книг автора Николай Брешко-Брешковский


    Дикая дивизия

    Николай Брешко-Брешковский

    Роман «Дикая дивизия» является литературным памятником эмигрантской прозы. Как и весь пласт этого невостребованного направления русской литературы, роман наполнен рефлексией по нереализованным возможностям прошлого. Произведение описывает одну из версий «Корниловского выступления». Кавказская Туземная конная наёмная дивизия («Цветная» или «Дикая»), сформированная вскоре после начала войны 1914 г., имела в своём составе шесть национальных полков: Ингушский, Дагестанский, Кабардинский, Чеченский, Черкесский и Татарский. В августе (сентябре) 1917 года во время «Корниловского выступления», дивизия в авангарде 3-го Конного корпуса захватила город Лугу и дошла до пригорода Петрограда, его города-спутника Гатчины. Автор (писатель, журналист, художественный критик, сценарист и кинорежиссёр) личность неоднозначная. Брешко-Брешковский, имевший в начале ХХ века сенсационный читательский успех, стал первым в России писателем, приглашенным для написания сценария (1911г. фильм «Игнат Подкова») в отечественном кинематографе. Николай Николаевич Брешко-Брешковский с 1933г. и вплоть до своей гибели житель Берлина, откуда [как он сознательно считал] противостоял всемирному распространению коммунизма. Его литературный талант был востребован в пронацистской иллюстрированной газете русской эмиграции «Новое слово». Погиб во время бомбардировки Берлина британской авиацией в ночь на 24 августа 1943. Творческое наследие Брешко-Брешковского нашло своё отражение у Пикуля, чей роман «У последней черты» включает прямые заимствования из романа Брешко-Брешковского «Позор династии».

    В сетях предательства

    Николай Брешко-Брешковский

    Одно из самых блистательных произведений в жанре остросюжетного детективного романа. Шпионаж, похищения, светские интриги в изобилии присутствуют на его страницах. Операциям русской разведки противостоят разведывательные службы других стран. Тайные пружины и механизмы запускаются деятелями, стоящими за кулисами большой политики. Итог – события в Сараево в 1914 году и мировая война.

    Дикая дивизия. Дроздовцы в огне

    Николай Брешко-Брешковский

    Издательство «Вече» представляет новую серию художественной прозы «Белогвардейский роман», объединившую произведения авторов, которые в большинстве своем принимали участие в Гражданской войне 1917–1922 гг. на стороне Белого движения. В эту книгу включен знаменитый роман «Дикая дивизия» Николая Брешко-Брешковского, известного в свое время военного публициста и писателя. В основе романа лежали фронтовые корреспонденции периода, когда императорская армия еще была единой и монолитной силой, представлявшей собой серьезную угрозу противнику. Также в книгу вошел роман одного из самых неоднозначных героев Гражданской войны генерал-майора Антона Васильевича Туркула «Дроздовцы в огне», основанный на его личных воспоминаниях и рассказах, записанных и обработанных его современником Иваном Лукашом.

    В Ясной Поляне у графа Льва Николаевича Толстого

    Николай Брешко-Брешковский

    «За дверью послышался немолодой мужской голос: – Так вот вы приготовьте это на завтра, а теперь свободны… ступайте… Это он, это его голос! Мы переглянулись с Измайловым и – это не фраза – буквально замерли оба…»

    Русский художник В.В. Верещагин

    Николай Брешко-Брешковский

    «Трудно найти другого русского художника, имя которого пользовалось бы такой широкой европейской известностью, как имя Василия Васильевича Верещагина, творца батальных и этнографических картин. Популярность художника объясняется не столько его техникой или поразительным реализмом, сколько своеобразным пониманием сюжетов, задач творчества, и особенно содержанием его произведений. Изображая войну, Верещагин поставил главной задачей «рассмотреть войну в ее различных видах и передать ее правдиво». Вследствие чего война на его картинах является не парадной, не прикрашенной, как у других баталистов, a такой, как она есть на самом деле, где «лишь 10 % победы и 90 % страшных увечий, холода, голода, жестокости, отчаянья и смерти в самых ужасных и поразительных ее проявлениях». Все ужасы войны переданы знаменитым художником с поразительным искусством и заставляют зрителей переживать те тяжелые настроения, которые испытывали ее участники…»

    Красные каблучки Тэффи

    Николай Брешко-Брешковский

    «Недавно мы посвятили очерк весьма колоритной фигуре А. В. Руманова. Около 30 лет тому назад он «эпатировал» петербургские салоны «филигранным Христом». Позже Руманов в тех же салонах ронял своим мягким, рокочущим почти баритоном: – Тэффи кроткая… Она кроткая, – Тэффи… И ей он говорил: – Тэффи, вы кроткая…»

    Книга, человек и анекдот (В. Н. Унковский)

    Николай Брешко-Брешковский

    «Интересная книга, интересный человек… Да и в анекдотах, пожалуй, недостатка нет. Чем не анекдот, и жуткий, даже, трагический. Война…»

    Четыре звена Марка Алданова

    Николай Брешко-Брешковский

    «Останавливаться на том, что уже писалось и говорилось об Алданове, не будем. Зачем повторять известное: что в романах своих, исторических и бытовых, он талантлив, изысканно умен и тонок, ж этими тремя качествами заставляет себя читать, даже тех, кто требует лишь только захватывающей фабулы, но, не находя таковой у Алданова, вполне удовлетворяется, и как? – великолепными этюдами большого мастера… Что-же еще? Стоит на одном из первых мест в библиотеках, в отчетах книжных магазинов и переведен на без малаго двадцать языков…»

    Книга, человек и анекдот (С. В. Жуковский)

    Николай Брешко-Брешковский

    «Много писалось о том, как живут в эмиграции бывшие русские сановники, офицеры, общественные деятели, артисты, художники и писатели, но обходилась молчанием небольшая, правда, семья бывших русских дипломатов. За весьма редким исключением обставлены они материально не только не плохо, а, подчас, и совсем хорошо. Но в данном случае не на это желательно обратить внимание, а на то, что дипломаты наши, так же как и до революции, живут замкнуто, не интересуются ничем русским и предпочитают общество иностранцев – своим соотечественникам…»

    Парижские огни (О. А. Беляева, Уне Байе, Базиль Захаров)

    Николай Брешко-Брешковский

    «Несколько лет тому назад Морис Декобра, романист, переведенный на десятки языков, и с удовольствием зовущий себя «Морисом Анатольевичем», сделал мне большую любезность, познакомив меня со своим издателем Бодиньером. В ответ я пригласил Мориса Анатольевича позавтракать со мною в «Ренессансе», что на плас Альма…»