Загадки истории

Скачать книги из серии Загадки истории


    Первый русский печатник

    Е. Волкова

    Еще в 1450 году Иоганн Гутенберг создал способ книгопечатания подвижными литерами, что произвело настоящую революцию в европейском книжном производстве. В России же все обстояло не столь радужно. Вплоть до 1564 года на Руси пользовались рукописными книгами, качество которых оставляло желать лучшего. В 1552 году, после покорения Казанского царства, на завоеванной земле стали строить церкви, понадобилось много богослужебных книг, а книг было мало, да и те, что нашлись были полны самых грубых ошибок. Мысль о книгопечатании все больше и больше занимала царя Ивана Грозного. Он поделился ею с московским митрополитом Макарием. Митрополит умный и начитанный человек одобрил намерение царя. «Эта мысль – сказал он- внушена самим Богом, это – дар, свыше исходящий». Дело оставалось за малым – найти сведущих в печатном деле людей. 1552-1564 Исполняет: Александр Бордуков ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – В Золотую палату, предназначенную для приема послов и для других дворцовых церемоний, торжественно вступил, окруженный своими боярами, царь Иван Васильевич IV. Дело происходило в 1553 году, и царю было в то время только 23 года. Это был красивый, статный юноша, с правильными, выразительными чертами лица, с смелым орлиным взглядом прекрасных темных глаз. Он был одет в широкую одежду из золотой парчи, богато расшитую жемчугом, голову его покрывала сверкающая драгоценными камнями шапка Мономаха, из-под собольей опушки которой выбивались пряди его густых черных волос. – Долго говорил поп Сильвестр, увещевая молодого царя вспомнить о своих обязанностях, и слова его не пропали даром… Вот этот момент из жизни царя и был изображен, с благословения митрополита Макария, на картинах, украшавших своды Золотой палаты над царским троном, и перед этим изображением невольно остановился молодой царь, чтобы лишний раз подивиться искусству чужеземных художников… – Темный вы народ,– говорили ему иноземцы; – темный, невежественный, во всем от нас отстали, нет у вас ни мастеров, ни рудознатцев, ни докторов, ни художников, за всякими сведущими людьми к иноземцам обращаетесь, и все потому, что нет у вас училища, где бы люди могли всему научиться, нет грамотности на Руси, нет истиннаго просвещения…

    Ермак

    Л. П. Шелгунова

    Во времена царствования Иоанна Грозного плавать по реке Волге было совсем не безопасно. Разбойники грабили суда, и грабили как проезжих, так и купцов на перевозах. В числе разбойников много было вольных донских казаков, но самая большая шайка была у Ермака. Его имя гремело по всей Волге. Спуску он не давал никому и останавливал суда с государевою казною и купеческими товарами и с чужеземными послами. Все, что мог брать, он брал, и на себе доказывал, что доброму вору – все в пору. Показалось ему на Волге тесно, и он вышел Каспийское море, где нападал на персидских и бухарских послов и грабил их. Услыхав о разбоях Ермака, царь присудил его и его четырех атаманов к смертной казни. Но судьба точно сжалилась над шайкой Ермака и весною казаки получили грамоту от 6-го апреля 1579 года, в которой Строгановы убеждали их бросить недостойное ремесло и приобрести добрую славу. «У нас имеются крепости и земли, но мало дружины,– писали они: – идите к нам оборонять Великую Пермь и восточный край христианства». Когда Ермаку прочли эту грамоту, то он заплакал от умиления. И вот полетел по Волге клич: Ермак сзывал к себе всех желающих отправиться вместе с ним на его родину, оборонять Великую Пермь. Желающих нашлось много и поплыл Ермак на Каму со своими четырьмя товарищами и с пятьюстами бесстрашных удальцов. 1581-1585 гг. Исполняет: Александр Бордуков ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ Это было накануне Иванова дня и мирная счастливая семья, управляемая умною вдовою, вела разговоры о том, что пора начинать сенокос. Изба у вдовы была хорошая, чистая и с выведенною на крышу трубою. Покойный муж, ее, сын Савы, бывал даже в Москве, и все постройки у него были хорошия, как было хорошо и все заведение. Жили они в небольшой деревне на берегу реки, и засевали хлеба, овса и жита так много, что могли продавать. Анисья постоянно говорила, что здоровый трудолюбивый человек по миру не пойдет, и она после смерти мужа хозяйство не опустила, а продолжала поднимать его. Усадьба Строгановых была окружена глубоким рвом и высоким частоколом с крепкими дубовыми воротами, а у ворот в шалаше жил сторож. Он впустил старика, как впускал и всех прохожих, не спросив, что ему нужно, и Сава направился прямо к дому, выстроенному из крупного леса и обнесенному с трех сторон открытой галлерейкою с резными балясами. Двор был обнесен тоже частоколом, но уже не таким высоким. На лай собак из дома вышел мужчина и сказал старику, что милостыню подают в людской избе. Ермак был человек средняго роста с черною бородою и курчавыми волосами. Глаза у "его были ясные и быстрые. По уму же он превосходил всю шайку. Происхождения Ермак был простого, дед его жил, как посадский человек, в Суздале, и едва перебивался. Фамилия или прозвище его было Аленин, а звали его Афанасьем Григорьевичем.

    Царева потеха

    Леонид Черский

    Еще в царствование Владимира Мономаха, страстно любившего всякого рода «потеху», впервые появилась в России охота на птиц с соколами, кречетами и чилигами. С тех пор соколиная охота сделалась любимым занятием, в часы досуга, не только знатных бояр, но и самих великих князей и царей московских. И Иван Васильевич Грозный, и Дмитрий Самозванец, и Годунов любили тешиться соколами. Но никто не увлекался ею так сильно, как царь Алексей Михайлович, пользовавшийся каждым свободным днем, чтобы развлечь себя поездкой в село Семеновское. Царская охота при нем достигла такой пышности и великолепия, что ею поражались все знатные иностранцы, посещавшие в то время русское государство. Рассказ о любимой «царевой потехе» ждет вас в этой аудиокниге. 1629-1676 г.г. Исполняет: Всеволод Кузнецов ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ [spoilerЦитаты:] – Каждый год, по указу государеву, посылались из Москвы в Сибирь и в «Двинскую сторону» доверенные люди для ловли соколов и кречетов. Такие люди назывались кречатниками. Никто из должностных лиц не имел права задерживать чем-нибудь по дороге царских посланцев. Все подданные, по первому требованию, обязаны были, под страхом строгого наказания, выдавать им лошадей и всячески помогать в деле, по которому они были посланы. – Как-то раз удалось ему поймать красного кречета редкой, диковинной красоты. Посланный от воеводы на Москву вместе с государевыми кречатниками, ударил он тем кречетом челом царю Алексею Михайловичу, и повелел великий государь оставить его на потешном дворе в простых сокольниках. – Средину поезда занимал сам великий государь, в палевом платье сокольничьего покроя, ехавший на белом, как снег, коне; по обеим сторонам царя и позади него ехала вся свита из ближних бояр и окольничих в богатых одеждах. Поезд замыкала царская челядь с возами разной снеди и различными напитками. Как только государь приблизился к сокольникам, все поснимали шапки, дружными, радостными криками отвечая на его приветствие. Затем царь остановился близь шатра, разбитого в стороне, на возвышенной полянке, где его давно уже ожидал главный ловчий. [/spoiler]

    Русский Икар

    Константин Масальский

    Наверняка всем известна легенда о сыне Дедала-Икаре, улетевшем с острова Крит на крыльях, сделанных из перьев и воска. И хотя некоторые скептики ставят под сомнение достоверность полета Икара, называя это событие не более чем выдумкой и вручают пальму первенства в воздухоплавании братьям Монгольфье, спешим их разочаровать. Первым человеком, преодолевшим силу притяжения, стал простой русский крестьянин Емельян Иванов и произошло это в 1695 году, задолго до первого полета знаменитых французских братьев. Обо всем этом Константин Масальский рассказывает в своей повести «Русский Икар». 1695 г. Исполняет: Всеволод Кузнецов ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – Верст за полтораста от Москвы, в одной из принадлежавших патриарху деревень, имя которой, к сожалению, не сохранилось в наших летописях, жил в конце семнадцатого столетия, во время царствования Петра Великого, вдовый крестьянин Архип Иванов. Он имел трех сыновей. Двое из них были парни умные, а третий… глупец, скажет иной читатель, вспомнив известное всей России сказание о Емеле-дурачке,– и очень ошибется. Хотя младшего сына и звали Емельяном, но он вовсе не походил на своего знаменитого тезку. –Во время этого разговора Лефорт, спустясь с колесницы, прошел чрез триумфальные ворота, сел опять в колесницу, и его повезли через Белый город в Кремль. Потом чрез ворота пронесли значки и знамена, проехали тридцать всадников в латах и две роты трубачей; наконец появилось большое царское знамя с написанным на нем образом Спасителя. За знаменем ехала карета, запряженная в шесть лошадей. В ней сидели, в облачении, священник и диакон, державшие образ Спасителя и золотой крест. За каретою, на белом коне, следовал боярин и воевода Алексей Семенович Шеин, с саблею в руке, в русском боярском кафтане из черного бархата, унизанном драгоценными каменьями и жемчугом. На шапке его развевалось белое перо; седая борода закрывала грудь его до половины. – Емельян кивнул вместо ответа головою, потому что не мог ни слова выговорить; взял рублевик, поцеловал его и заплакал. – Что, брат! – воскликнул капрал, ударив Емельяна по плечу.– Каков наш царь-то? Дай ему, господи, много лет здравствовать! Уж за то и мы его, ребята, потешим! Возьмем Азов, хоть чертей в него посади турской солтан вместо бусурманов! Наливайте-ка себе стаканы, ребята! Ладно! Да и гостю-то налейте. Подымай стакан! За мной, разом! За здравие его царского величества! Ура! – Ура! – закричали солдаты и осушили стаканы. На другой день, вскоре после рассвета, Емельян отправился в дорогу. На третьи сутки приблизился он к деревне, где жил отец его. Сердце Емельяна забилось сильнее, и он не вдруг решился подойти к избе, к которой прежде пускался вскачь на своем любимом гнедке, когда приезжал из Москвы к отцу в гости. Тяжело вздохнув, наконец постучался он в калитку. Пономарь Савва был в это время в гостях у старика Архипа и сбирался уже ехать домой.

    На Бородинском поле

    Сергей Григорьев

    О Бородинском сражении написано немало. Это битва стала одной из решающих для русской армии. И хотя ни один из противников не добился поставленного результата, все же главным достижением генерального сражения при Бородине стало то, что Наполеон не сумел одержать победу над русскими и это в дальнейшем предопределило конечное поражение французской армии. В аудиокниге «На Бородинском поле» кроме подробностей самой кровавой однодневной битвы в истории человечества, вас ждет знакомство с абсолютно неожиданными, «не экранными» образами Михаила Кутузова и Наполеона Бонапарта. Вы увидите самых обыкновенных, хотя безусловно великих людей, со своими страхами и сомнениями, разочарованиями и радостями, объединенными одной общей целью – победа любой ценой. 1812 г. Также не пропустите аудиокнигу Сергея Григорьева «На Бородинском поле», «Малахов курган», «Александр Суворов» Исполняет: Всеволод Кузнецов ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – Лежа на спине, Кутузов сладко потянулся, но не очень сильно, чтобы ноги не свела судорога – боль в икрах ног очень неприятна! Поясница перестала ныть. Прояснилось в голове, и вместо сумятицы явилась привычная обыденная мысль: «Все ли мной довольны? Кто недоволен? Чем?» Этот вопрос Кутузов уже много лет привык задавать себе каждую ночь, отходя ко сну. И, перебирая свои поступки и речи за день, обычно приходил к заключению, что им остались за прошедший день все довольны, а если и не все, то недовольных было немного, или они были людьми незначительными, или их раздражил он сам нарочно, чтобы извлечь какую-либо пользу из их недовольства. – Он старался никого не обидеть, со всеми был одинаково ровен и ласков, принимал каждое предложение, а предложения сыпались со всех сторон. Каждому из окружающих Кутузова хотелось исправить упущенное, улучшить сделанное, пополнить позабытое, показать свои умение, знание, опыт. Кутузов всем отвечал: «Да, сделай так, голубчик!» или: «Распорядитесь, граф, об этом!», «Съезди посмотри!» Тысячу раз Кутузов сказал: «Да!» И ни одного раза: «Нет!» – Нет, – решительно отказал Наполеон, – я еще неясно вижу шахматную доску! Он приказал придвинуть пушки на тысячу шагов вперед к Семеновскому. Теперь против укрепленного центра русской армии гремели 400 французских орудий. Русские отвечали не меньшим числом. Наполеон не мог постигнуть, как это случилось, что русские, которых он семь лет тому назад гнал бичом артиллерии, словно стадо баранов, теперь сражаются львами…

    Монах поневоле

    Всеволод Соловьев

    Троюродные братья, офицеры Преображенского полка Петр Елецкий и Андрей Алабин вкусили все наслаждения Петербурга с избытком. Родители ни в чем не отказывали молодым повесам, и они с головой погрузились в водоворот столичной жизни. Их имена упоминались в историях, связанных с самыми крупными и омерзительными скандалами, а в порядочных семействах появления этой разудалой парочки боялись, как огня. Но в один из дней все изменилось. Елецкий узнал о смерти отца и вынужден был уехать из города, для урегулирования всех вопросов, связанных с наследством. Вернулся он лишь спустя три года и лучший друг и по совместительству брат, был поражен происшедшими в нем переменами. Как выяснилось позже, виной всему была стрела амура, сразившая бравого офицера наповал. Казалось для грусти и печали не было повода – дама сердца отвечала ему взаимностью и была готова отправиться с молодым человеком под венец хоть завтра. Проблема была в другом. Елецкий был женат… Но, разве может стать помехой такая мелочь для двух предприимчивых проходимцев? И братья придумали выход из этой щекотливой ситуации. 1762-1796 гг. Исполняет: Александр Бордуков ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – Заранее, через посредство своей родственницы, а также давно знакомой ей свахи Королины Карловны, она высмотрела настоящаго жениха для дочки и именно такого, какой ей был нужен. Елецкий-же был для нея полезным и даже необходимым попутчиком, и только. Она его не опасалась, несмотря на его молодость и красивую наружность, так как твердо была уверена, что на глазах у нея ничего не может случиться, и что Вера из повиновения не выйдет. – Если-бы Марья Степановна была наблюдательнее, да не была на этот раз так поглощена всякими хозяйственными заботами и соображениями, она, конечно, заметила бы то странное состояние, в котором находилась Вера. Не отчаяние то было, не горе, а волнение и беспокойство. Вера не знала, куда деваться, металась из комнаты в комнату, поминутно подходила к часам; лицо ея то бледнело, то краснело, глаза очень часто останавливались на матери не то с упреком, не то с мольбою. Наконец, она не вытерпела, у нея мелькнула слабая надежда, что может быть мать сжалится над нею, не принудить решиться на крайний шаг, казавшийся ей страшным и в тоже время неизбежным. Она кинулась на шею Марье Степановне и залилась слезами. – Действительно, в соседней, ярко освещенной комнате Вера увидела аналой с крестом и евангелием. В стороне, у стола, покрытаго длинною скатертью, на котором лежали восковыя свечи и два венца, священник в полном облачении внимательно читал какую-то книгу. При входе жениха и невесты он обернулся, и Вера увидела красивое лицо, обрамленное густою черною бородой. Священник серьезно и с достоинством поклонился, и Вера не заметила, каким многозначительным взглядом он обменялся с Елецким. – «Вот до чего довели, вот до чего распустили!.. столь грязныя и беззаконныя дела творились среди белаго дня и оставались безнаказанными… и они, виновники сего гнуснаго дела, не почитали себя преступниками… для них то была забава и шутка!.. ну, так и с ними пошутить надо!..»

    День Петра

    Алексей Толстой

    Когда мы упоминаем имя Петра I перед глазами встает образ величественного, могучего человека, «прорубившего окно в Европу» и приказавшего «всем боярам бороды брить». В аудиокниге Алексея Толстого «День Петра», «Марта Рабе», мы видим совсем другого царя: завтракающего водкой, парализующего окружающих одним лишь взглядом и строящего город на болотах и костях. И все это ради единственной цели – величия и прославления России, пусть даже ценой тысяч человеческих жизней. Также не пропустите аудиокниги Алексея Толстого: «Аэлита», «Гиперболоид инженера Гарина» 1672-1725 гг. Исполняет: Всеволод Кузнецов ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – Такова была его манера смотреть. Взгляд впитывал, постигал, проникал пронзительно, мог быть насмешливым, издевательским, гневным. Упаси бог стоять перед разгневанным его взором! Говорят, курфюрстина Евгения опрокинулась в обморок, когда Петр, громко, всем на смущение; чавкая в Берлине за ужином гусиный фарш, глянул внезапно и быстро ей в зрачки. Но еще никто никогда не видел взора его спокойным и тихим, отражающим дно души. И народ, хорошо помнивший в Москве его глаза, говорил, что Петр – антихрист, не человек. – Строился царский город на краю земли, в болотах, у самой неметчины. Кому он был нужен, для какой муки еще новой надо было обливаться потом и кровью и гибнуть тысячами, – народ не знал. Но от податей, оброков, дорожных и войсковых повинностей стоном стонала земля. А если кто и заикался от накипевшего сердца: «Ныне-де спрашивают с крестьян наших подводы, и так мы от подвод, от поборов и от податей разорились, а ныне еще и сухарей спрашивают; государь свою землю разорил и выпустошил; только моим сухарем он, государь, подавится», – тех неосторожных, заковав руки и ноги в железо, везли в Тайную канцелярию или в Преображенский Приказ, и счастье было, кому просто рубили голову: иных терзали зубьями, или протыкали колом железным насквозь, или коптили живьем. – Одного слова, движения бровей было достаточно, чтобы поднять на сажень берег Невы, оковать его гранитом, ввинтить бронзовые кольца, воздвигнуть вон там, поправее трех ощипанных елей, огромное здание с каналами, арками, пушками у ворот и высоким шпилем, на золоте которого загорится северное солнце. Грызя ноготь, Петр исподлобья посматривал на то место, где назначалось быть адмиралтейству. Там, на низком берегу, стояли длинные бараки с дегтем, пенькой, чугунными отливками; кругом строились леса, тянулись тележки по гребням выкидываемой из каналов зеленоватой земли, и сколько еще нужно было гнева и нетерпения, чтобы поднялся из болот и тумана дивный город! – Статная, с высокой грудью, прикрытой косынкой, чернобровая, – горячий румянец, лукавое живое лицо, на висках завитки темных волос. Полосатая шелковая юбка без стыда открывает сильные ноги в белых чулках. Другой такой поискать. Марта глядела на себя и вздохнула коротко. Переступила красными каблучками. Ну, ладно.

    Бич божий

    Юлия Безродная

    Татары нагрянули на Русь неожиданно. Сначала они напали на половцев и те пришли искать защиты у русских князей. Князья поспешили ополчиться и вышли в степь на встречу врагам, но были разбиты на голову. Уцелела лишь одна десятая часть их войска. Татары ушли в степи так же неожиданно, как и пришли, но все равно с тех пор стало неспокойно на Руси. Начались неурожаи, повальные болезни, голод, землетрясения. Люди ожидали нового несчастья. И вдруг на небе появилась комета. Старики качали головами и предсказывали беду, и она не заставила себя ждать 1243-1480 гг. Исполняет: Александр Бордуков ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – На долю князя Святоши приходилось работы больше всех. Утром он носил дрова на плечах своих с берега Днепра в монастырь, который стоял на высокой горе; затем помогал стряпать на братию в поварне, потом служил при трапезе; а вечером заменял иногда больного привратника у ворот монастырских. Никто не заставлял Святошу так много работать. Он сам обрек себя на такое подвижничество во искупление бесславной смерти отца своего Михаила Всеволодовича Козельскаго и иных родственников, погибших в плену у татар. – В то время князь выехал на Волгу собирать войско, а татары подступили к Москве, к пригороду Владимира. Под Москвой стояли недолго и всю ее сожгли. Владимирцы заперлись, решив умереть, а не сдаваться. Битва была лютая! Татары взяли сперва новый город, потом принялись громить старый. Княгиня со снохой и с внучатами затворилась в Богородичной церкви на полатях. Тут был и епископ Митрофан… Пока татары отбивали железные двери, он постриг в монашество старую княгиню и нескольких бояр. Потом отбили татары двери, ограбили церковь; но на полати лезть побоялись. Вместо того, они наложили дров в церкви, зажгли их, а двери затворили. Все на полатях задохнулись и сгорели. – Михаил понимал, что Киев постигнет такая же участь; поэтому, не желая понапрасну подвергать свою жизнь опасности, он убежал ночью из города. Так оставил трусливый черниговский князь на произвол судьбы неправедно захваченное княжество.

    Александр Суворов

    Сергей Тимофеевич Григорьев

    приключенческих произведений – Сергея Тимофеевича Григорьева вас ждет увлекательный рассказ о великом полководце, основоположнике русской военной теории, генералиссимусе Александре Васильевиче Суворове. В книгу вошли повести: «Детство Суворова», «Командир Суздальского полка». 1730-1800 гг. Также не пропустите аудиокнигу Сергея Григорьева «На Бородинском поле», «Малахов курган» Исполняет: Всеволод Кузнецов ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ – Осадив Шермака, седок потрепал его по взмыленной шее и, вольно дыша, оглядывал даль. Его взорам предстала земля, похожая на взбудораженное бурей и вдруг застывшее море. Гряды холмов уходили до края неба, как волны. Темные еловые боры по долам синели, а гребни волнистых гор, казалось, были покрыты пеной березняков и осинников. Местность была прекрасна печальной, тихой и нежной красотой, но ничем не могла напоминать грозные горы, до неба увенчанные снеговыми шапками, и бездонные пропасти Альп с их кипучими стремнинами. А в ушах Александра стоял шум и звон. Слышался ропот оробевших воинов Ганнибала перед вступлением в горы Альпийские, рев горных потоков, нестройный гам обозов и боевые крики… Александру чудилось, что ночью была явь, а теперь он видит сон. – Отец, обмакнув перо в чернила, задумался. – В какой же полк тебя писать? – задумчиво глядя на сына, проговорил Василий Иванович. – В Преображенский? И дядя твой, Александр Иванович, в Преображенском, и я в Преображенском. Выходит, и тебе в Преображенский. – Батюшка, – тихо сказал Александр, – пишите меня в Семеновский. – В Семеновский? Почему же? – Да мне матушку жалко стало: ей трудно со мной сразу расстаться. Преображенский в Петербурге, а Семеновский полк в Москве квартирует… Все ближе к дому. – В Семеновский полк не запишут: у нас в Семеновском родни нет. – А вот Суворов спросил однажды солдата: «Что есть ретирада?» А «ретирада», надо вам, хлопцы, знать, означает отступление. Всем известно, что Суворов отступать не любит. «Что есть ретирада?» Солдат, глазом не моргнув, отвечает: «Не могу знать!» Суворов инда подпрыгнул. «Как?» – «Да так! У нас в полку такого слова нет». Суворов, прямо как рафинад в чаю, растаял. «Хороший полк!» – говорит. Обнял и поцеловал солдата.

    Александр Невский. Юность полководца

    Василий Ян

    Это имя без преувеличения известно каждому в нашей стране. Талантливый дипломат, полководец, святой русской православной церкви – князь Александр Невский. За всю свою жизнь он не проиграл ни одного сражения. Он стал единственным в Европе правителем, который не пошел на компромисс с Римом и католической церковью ради сохранения власти. Его именем называют корабли, улицы и храмы. Орден Александра Невского – одна из самых почетных государственных наград. В аудиокниге «Александр Невский. Юность полководца» вас ждет рассказ о тех временах, когда князь еще не получил своего почетного прозвища «Невский» а был просто отважным Новгородским князем Александром, поднявшим на защиту родной земли всю дружину и всех беззаветно преданных своей родине смелых русских людей. © В. Ян (наследники) ©&℗ ИП Воробьев В.А. ©&℗ ИД СОЮЗ