Снежный Ком

Все книги издательства Снежный Ком


    Модель для сборки 20 лет: Юбилейная книга

    Александр Бачило

    Так случилось (конечно, не совсем случайно), что эта прекрасная книга выходит в свет накануне двадцатилетия программы «Модель для сборки», и это астрономическое для нас число никак не идет в голову всерьез… Не осмысляется… Впрочем, говорят, так и должно быть. Мы постарались собрать лучших из лучших и всё равно не смогли вместить всё, что достойно тут быть. И хотя формат книжного издания крайне мал, чтобы предложить вам всё лучшее, и дает читателю лишь текст, – я уверен, что, листая страницы, вы услышите потрескивание пластинки, а возможно, вам почудится знакомый голос…

    Клятва золотого дракона

    Ирина Лазаренко

    Когда-то гномы-воины, создатели разумных машин, едва не истребили живших под землей драконов, и те вынуждены были уйти наверх, дав гномам Слово никогда больше не возвращаться в подземье. В надкаменном мире эльфы обманом выманили у драконов новое Слово и заключили их в тюрьму Донкернас. Драконы не могут покинуть её, не утратив своей ипостаси, ведь каждого связывает клятва, данная старейшими: за ядовитых драконов дал Слово Вронаан, за снящих ужас сказал Слово Оссналор, за ледяных драконов Слово дала Хшссторга… Но ни гномам, ни эльфам никто не давал Слова за золотых драконов, потому что там не было золотых драконов. Их вообще не бывает. Спустя сотни лет тот, кого не бывает, вырвется из тюрьмы Донкернас и отправится туда, где всё начиналось: в гномский Гимбл, где за пределами последнего обитаемого города плодятся невиданные прежде чудовища, где копят силы и злость отщепенцы а-рао, где бродят духи погибших в войне драконов, гномов и разумных гномских машин.

    Между степью и небом

    Федор Чешко

    Лейтенанта РККА Михаила Мечникова с малых лет преследовали навязчивые сны, таинственные видения, необъяснимые события и предзнаменования. В разгар мировой войны ему предстоит больше узнать о природе этих явлений, а заодно разобраться в себе самом и в истинном смысле разгоревшегося кровавого противостояния. История, главным действующим лицом которой невольно оказался он, Михаил, уходит корнями в глубокую древность, предоставляя взгляду наблюдателя множество хитросплетённых ветвей. Эта игра настолько же затейлива, насколько и жестока. Единственное, что лейтенант знает точно – это то, что поражение в игре куда страшнее смерти.

    Демон справедливости

    Далия Трускиновская

    Мистика – это ангелы, демоны, привидения, бесы. Ангел – добр и крылат, бес – зловреден и хвостат. Но это – норма литературной мистики. А как быть с ангелом, которому предстоит сделать выбор в странной ситуации? А с ангелом, впавшим в грех гордыни? Бывает, что демоны теряют память. Бывает, что привидения теряют рассудок. И бесы, нацепившие повязки с иероглифами, тоже, оказывается, встречаются. Вот они – перед вами…

    Сиамский ангел

    Далия Трускиновская

    Сон. Вот с чего началось. Со сна, после которого не заладилось… Сон этот приснился Мареку – обычному парню, работающему в рекламном агентстве и влюбленному в свою коллегу. Причем приснился уже не в первый раз. После этого грань между реальностью и сном, между обыденным и иррациональным стала истончатся.

    Окаянная сила

    Далия Трускиновская

    Прекрасная Алена – скромница-золотошвейка, близкая подруга и наперсница Евдокии Лопухиной, ставшей царицей всея Руси и женой Петра I, переживает за судьбу подруги. Петр I охладел к своей молодой жене, и Алена готова на все, чтобы вернуть любовь царя. Но ведает ли Алена, что ей предстоит попасть в разбойничий стан, стать могущественной колдуньей, повелевающей стихиями и душами человеческими. Ведает ли Алена, что ее прокляли еще в утробе матери и тяжкое проклятье грозит разрушить не только ее жизнь, но и судьбу ее близких. И нет предела ведьмовской, окаянной силе.

    Мы, домовые

    Далия Трускиновская

    А вот жилось ли когда-нибудь спокойно русскому домовому? Да вот фигушки вам. Нет и не было им, сердешным, покоя. И в нынешние времена в домах многоквартирных, хоть и комфорту побольше, а забот хватает. И хозяев вразумить, и порядок навести, и за детьми приглядеть. Ну, а уж если беда какая… Тут уж традиции побоку, и среди людей себе помощников искать доводится!

    Персидский джид

    Далия Трускиновская

    Конюх Данила, посланный с поручением в Казань, находит у темницы метательный кинжал джерид. Набор из трёх джеридов составляет «джид». Где же два остальных? А земский ярыжка Стенька, помогая расследовать пропажу ребёнка из дома боярина Троекурова, оказывается в подземельях московского Кремля. Он догадывается, что мальчика убили. Как переплелись эти два дела? Кто убийца и какую тайну хранят подземелья? Четвёрка отважных конюхов и земский ярыжка – снова соперники в деле государственной важности.

    Кровавый жемчуг

    Далия Трускиновская

    Москва, XVII век. В стрелецкой слободе у деда Савватея Моркова украли медвежью харю, что резал он из дерева. Думали на младших дедовых внучат, Матюшку с Егоркой, да в их добре харю не нашли. А через время государевы конюхи Данилка и Тимофей Озорной, проезжая через подмосковный лес, увидели приколоченную к дереву медвежью харю. А когда пошли они туда, куда смотрела эта харя, нашли на полянке тело купца Терентия Горбова, убитого ножом в спину.

    Заколдованная душегрея

    Далия Трускиновская

    Москва, XVII век. Ввязываясь в расследование таинственной пропажи расшитой душегреи, молодой конюшонок Данилка не подозревает, что это лишь начало его удивительных и опасных приключений на службе в государевых конюшнях.