Снежный Ком

Все книги издательства Снежный Ком


    Флаги над замками

    Виктор Фламмер

    Вряд ли Александр Одоевский по прозвищу Сандер, сын богатых родителей, мог предположить, чем обернётся студенческая дружба с японцем Токугавой Ёситадой. А обернулась она не просто поездкой в Японию, но и чередой зловещих тайн, среди которых дух-оборотень мононоке, охотящийся на людей – не самая страшная. Древние родовые распри и проклятия, неожиданно материализовавшиеся в современной благополучной стране, порождают клубок странных событий и загадок, а героям приходится совершать необычные поступки и делать трудный выбор. «Флаги над замками» – фееричный сплав научной фантастики, мистики и истории средневековой Японии. Читайте и удивляйтесь вместе с героями книги!

    Времена цвергов

    Далия Трускиновская

    Белые и тёмные альвы долго жили в мире и согласии. Лишь смутные легенды говорили, что не всегда было так. И верно – хватило одного безрассудства, чтобы нарушить вековой запрет и разбудить древнее Зло. Началась война, в которой люди и альвы обречены на гибель, а племя бегунов стало войском подземных убийц – цвергов. Но мудрые белые альвы создали три семечка, которые могли дать ростки, если их посадить в рану на человеческой ладони. Быть может, в этих ростках – спасение от не знающих пощады цвергов… Фирменный легкий, образный и самую малость ироничный стиль Трускиновской, помноженный на хронику оригинального и любовно выписанного мира.

    Лабиринты времени. Антология русской альтернативной истории

    Дмитрий Володихин

    Кто-то представляет себе время в виде прямой линии, устремленной из прошлого в будущее. Кто-то – в виде реки, ветвящейся и петлистой. Но в действительности это бесконечный каскад лабиринтов, и только счастливчики точно помнят, что было в предыдущем лабиринте, и только мудрецы прозревают, что произойдет в будущем… потому что прошлое и будущее могут варьировать в широком диапазоне.

    Маяки. Антология гуманистической фантастики

    Далия Трускиновская

    Будущее уже сейчас бросает нам вызов. Мы просто обязаны принять его и достойно ответить. Получится ли? У героев этой книги получилось. «В мире жестокого будущего человечность – наше главное конкурентное преимущество». К сожалению, в сборнике почти нет светлых рассказов. Оно и понятно: маяки нужнее в темное время суток. Но и полной безнадеги вы здесь не найдете. Даже в самых тяжелых рассказах, подобно маяку, светит луч надежды.

    Синдром отторжения

    Василий Воронков

    Человечество вышло в космос. Управление космическими кораблями осуществляется через нейроинтерфейс, благодаря которому операторы могут принимать сложнейшие решения за микросекунды. Один из операторов, переживает катастрофу на космическом корабле, будучи подключенным к нейроинтерфейсу. Он приходит в себя в тесном помещении, похожем то ли на медицинскую камеру, то ли на тюремную. У него нет амнезии, однако то, что он помнит, пугает его куда больше, чем потеря памяти. «Синдром отторжения» – необычный психологический триллер, в котором автор ставит непростые вопросы: что такое человеческая личность? как себя воспринимаем мы, и как нас воспринимает мир? насколько объективно понятие «я»? При этом философские проблемы органично вплетены в напряженное и динамичное действие – военное противостояние Земли и Венеры, поиски утраченной любви…

    Магия тени

    Ирина Лазаренко

    Мир изменился… Сверхспособности теперь мало что решают. Магов затягивает в водоворот событий так же, как обычных людей. Нет, еще сильнее, потому что разуверившиеся в волшебстве ортайцы все чаще приходят к ним не с пряниками. Даже лучшие друзья подводят – и кому можно верить? Уж не странным ли существам, что вышли из Самой Страшной Чащи и смотрят на магов как на еду? Как знать – новый мир полон дивных открытий. И теперь, как никогда прежде, выбор приходится делать не только за себя.

    Мгла над миром

    Всеволод Алферов

    Древнее царство давно пережило расцвет, но еще почитает иноземцев варварами. Здесь смеются над малыми народами, а Царя Царей зовут владыкой мира – но как чумы боятся колдовства. Долгие годы чародеи провели в заточении, не смея покинуть обители. Однако всему есть предел. Один из магов совершает убийство – и тщетно пытается скрыть следы. Последователи святого дервиша, которого замучили маги древности, вот-вот развяжут войну. А меж тем Царь Царей стар и болен, а вельможи сцепились в схватке за престол… Встречайте вторую книгу «Анхарского цикла» Всеволода Алферова, написанную в лучших традициях классического фэнтези!

    Вербариум

    Генри Лайон Олди

    Вначале было Слово. Именно оно – самый драгоценный дар, полученный людьми. А потом начались сложные отношения между Человеком и Словом. В их дружбе, вражде и сотрудничестве родилась особая магия – ее-то мы теперь и называем литературой. Герои рассказов и повестей в этой книге – Буква, Слово, Речь, Текст, Книга. Думаете, жизнь этих героев скучна и правильна, как учебник грамматики? Нет! Она полна опасных и прекрасных приключений! И выстрелы прогремят, и бурные страсти вскипят, и снова схватятся в драке Добро и Зло. На то и фантастика, чтобы сказать наконец правду о боевом, решительном, побеждающем врагов и выручающем из беды друзей Слове. Думаете, это выдумка? Обернитесь – вот оно, Слово в десантном комбезе и с оружием в руке…

    Фантум 2013. Между землёй и небом

    Федор Березин

    Земля и Небо, Человечество и Космос – вечные темы научной фантастики. А что между Землёй и Небом? Неужели, как сказал поэт – только война? Или кое-что поинтереснее? Новый, отныне – ежегодный, сборник «Фантум» представляет читателю широкий выбор тем. Биотехнологии, искусственный интеллект, загадочные инопланетяне, грозные инопланетяне, непостижимые и даже невообразимые инопланетяне… Какой станет система наказаний за преступления и насколько изменится роль рядового сантехника. И даже музыка – в ней тоже, оказывается, заключена фантастика. Неизменно одно – авторы ставят персонажей в положение непростого этического выбора. А что же между Землёй и Небом – решать тебе, читатель.

    Историкум. Мозаика времен

    Андрей Дашков

    Принято считать, что эксперименты в истории невозможны, потому что их нельзя повторить. И вообще, история не знает сослагательного наклонения. А если все же попробовать? Впрочем, вполне возможно, что перед нами предстанут не разные ветви и варианты одной-единственной истории, а бесконечное множество историй принципиально разных. В антологии собраны произведения, которые демонстрируют, как именно история меняет свое течение, выявляет истинное лицо событий и их персонажей, скрывая навсегда имена, мотивы, города и страны.