MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Куда уходит любовь-Гарольд Роббинс.

Куда уходит любовь-Гарольд Роббинс. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      Гарольд Роббинс

      Куда уходит любовь

      ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

      ИСТОРИЯ ЛЮКА

      Ночь на пятницу

      1

      Это был день сплошных потерь.

      Утром меня выставили с работы. Днем Марис взял длинный мяч, и, пока он огибал базу, телевизионные камеры неотступно следили за ним, что позволяло заметить и выражение лиц «Краснокожих из Цинцинатти», и в эти секунды становилось ясно, что с Большой Серией все кончено, хотя оставалось еще четыре игры. И в ту же ночь телефонный звонок вытащил меня из постели, на которой я маялся без сна, уставившись в серый потолок и стараясь не шевелиться, потому что слышал, как на соседней кровати Элизабет тоже делает вид, что спит.

      Равнодушный голос далекого оператора на линии гулко прозвучал у меня в ухе:

      – Мистера Люка Кэри, будьте любе-е-езны. Вызывает междугородный.

      – Говорите, – сказал я.

      Элизабет уже зажгла свет. Она сидела в постели, и длинные светлые волосы падали на ее голые плечи.

      – Кто там? – тихо спросила она.

      – Не знаю, – торопливо ответил я, прикрыв рукой микрофон. – Издалека.

      – Может быть, относительно той работы в Дайтоне, – с надеждой сказала она. – Ты писал туда.

      В трубке раздался мужской голос.

      – Мистер Кэри? – Он говорил с легкой гнусавостью, как принято на Западе.

      – Да.

      – Мистер Люк Кэри?

      – Совершенно верно, – ответил я. Это уже начинало меня несколько раздражать. Если кто-то решил подшутить надо мной, то мне такие шутки не нравятся.

      – Это сержант Джой Флинн из полиции Сан-Франциско. – Гнусавость была уже слышна отчетливо. – У вас есть дочь по имени Даниэль?

      Внезапный страх сковал меня.

      – Да, есть, – быстро ответил я. – В чем дело?

      – Я так и думал, – медленно сказал он. – Она только что совершила убийство.

      Забавная вещь – наши реакции.

      В первый момент я чуть не расхохотался. А я уже видел ее истекающее кровью изуродованное тело, лежащее на какой-нибудь пустынной дороге. Я прикусил язык, ибо с него чуть не сорвался вопрос: «И это все?». Вместо этого я спросил:

      – С ней все в порядке?

      – С ней-то все, – отозвался голос сержанта.

      – Могу я поговорить с ней?

      – До утра не получится, – ответил он. – Ее везут в суд для несовершеннолетних.

      – Нет ли поблизости ее матери? – осведомился я. – И не могу ли я поговорить с нею?

      – Никак, – ответил голос. – Она на верху в своей комнате, и у нее истерика. Вроде бы к ней поднялся доктор, и сейчас он ей что-нибудь вколет.

      – Есть тут вообще кто-нибудь, с кем я могу поговорить?

      – Мистер Гордон вместе с вашей дочерью направился в суд.

      – Харрис Гордон? – переспросил я.

      – Да, – ответил он. – Тот самый юрист. Он-то и подсказал мне позвонить вам.

      Харрис Гордон. Юрист. Поэтому они его и вызвали. Лучшего из всех. И самого дорогого. Я должен был бы догадаться. Он представлял Нору на нашем бракоразводном процессе и сделал из моего адвоката посмешище. Мне чуть полегчало. Во всяком случае, Нора не настолько впала в истерику, раз догадалась вызвать его.

      В голосе полицейского появилась нотка любопытства.

      – Неужели вы не хотите узнать, кого убила ваша дочь? – Он произнес это слово как «уб'ла».

      – Не могу в это поверить. Даниэль не в состоянии кого-то обидеть. Ей еще и пятнадцати нет.

      – Прикончила она его, что надо.

      – Кого? – выдавил я.

      – Тонни Риччио, – с легким отвращением в голосе произнес он. – Дружка вашей жены.

      – Она не моя жена. Мы развелись одиннадцать лет назад.

      – Она пырнула его в живот долотом, что валялось в студии вашей жены. Острым оно было, словно бритва. Пропорола как штыком. Все вокруг было в кровище. – Думаю, он даже не слышал моих слов. – Похоже, что этот тип крутил с ними обеими, и малышка взревновала.

      Я почувствовал, как к горлу у меня поднимается тошнота. Сглотнув слюну, я взял себя в руки.

      – Я знаю свою дочь, сержант, – как можно спокойнее сказал я. – Не представляю, почему она убила его и она ли убила, но в любом случае, ставлю свою жизнь за то, что она сделала это не без причины.

      – Прошло шесть лет, как вы видели ее, – продолжал настаивать он. – За шесть лет ребенок мог основательно измениться. Он вырос.

      – Но не настолько, чтобы стать убийцей, – возразил я. – И не Даниэль. – И бросил трубку прежде, чем он успел что-то ответить, и повернулся.

      Расширившимися голубыми глазами Элизабет смотрела на меня.

      – Ты слышала?

      Она кивнула, медленно вылезла из постели и накинула на себя халатик.

      – Но

Яндекс.Метрика