MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

И отряхнул прах от ног своих...-Ярослав Гашек.

И отряхнул прах от ног своих...-Ярослав Гашек. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

старинной нарвской крепости, выстроенной немецкими крестоносцами, некогда огнем и мечом опустошавшими балтийские земли.

      Теперь их опустошают английские торговые компании, поставляя непригодные пушки, фарфоровые миски для курятников, электрические кипятильники и спортивный инвентарь, каковые предметы в высшей степени необходимы, поскольку эстонцам нечего есть.

      Нарвская крепость образцовая развалина. Несколько раз ее разрушали шведы, изгоняя из Нарвы немецких рыцарей. Потом ее обратил в руины Петр Великий, изгоняя шведов. (Более подробных сведений о ней вы не найдете ни в одном научном словаре.) В гражданской войне крепостные стены познакомились со снарядами белых и красных.

      Дело разрушения довершает Международный Красный Крест, который из остатков старинного рыцарского зала, не жалея кирок, выстроил для бывших военнопленных, возвращающихся из России, нужники без признаков канализации.

      Кирки Международного Красного Креста превратили и крепостные башни в разнообразные склады, в которых не дай бог появиться ревизорам.

      Предприимчивое спекулянтское местное население пробило в крепостных стенах многочисленные бреши, через которые и проникает внутрь с вонючими колбасами.

      Но так как существует строгий запрет жителям вступать в общение с возвращенцами, то у каждой такой бреши стоит эстонский солдат и ждет, как кошка мышку. Отсюда проистекает постоянный доход местного гарнизона 50% с каждого проданного фунта колбасы и прочих пищевых продуктов столь же гнусного качества, как и колбаса.

      Повсюду царит образцовая грязь. Полное впечатление, будто мы внутри осажденной крепости в давние времена, когда неприятель метал через стены горшки с нечистотами. И будто черепки осторожно убрали, чтоб не порезать об них обувь, а содержимое горшков валяется всюду, куда ни кинь взор.

      Тот же прелестный вид в здании бывших русских казарм, где размещены возвращенцы из России.

      Грязные нары, дымящие печи, тяжелый дух фасолевой похлебки. Жены возвращенцев развешивают пеленки.

      Пойдемте лучше заглянем в Soldatenheim[4].

      Международный Красный Крест, на который американцы отпустили столько денег, носит чисто немецкую окраску и в Нарве производит впечатление предприятия, организованного в целях наживы.

      Сестрички торгуют колбасой и кофе. Кофе из консервов, предназначенных для бесплатной раздачи среди возвращенцев. Колбасу они покупают за 5 марок, а продают за 25 марок эстонских, или 125 рублей романовских (царских), или 320 думских (керенок), или 1000 советских рублей.

      Все это совершенно безразлично тирольцу, уезжающему сегодня с очередной партией. Он вдыхает аромат немецого кофе, наслаждается надписью Behüt euch Gott[5]. Он растроган.

      Милосердная сестрица, взволнованно говорит он, запихивая в карман кусок колбасы, приобретенной на последние рубли, спасибо за все, что вы для нас сделали.

      В Soldatenheim'е одни немецкие газеты. Только я собрался просмотреть статью в газете Фрейхейт о последних локаутах в немецкой социалистической республике, как на дворе раздался страшный шум и крик, что какой-то венгр бросился с башни в крепостной ров.

      Я пошел посмотреть и вот что узнал: в крепостной ров бросился бывший капитан Гараньи из 18-го Гонведского, прогоревший на денежных операциях.

      Это был грустный пример неудачной спекуляции.

      Из Красноярского лагеря военнопленных капитан Гараньи был отправлен в Москву как инвалид, где и продал на Сухаревке (московская толкучка) свои брюки за 120000 и мундир за 80 000 советских рублей, то есть за 200 000 в совокупности.

      Услыхав, что за границей советские рубли не принимают и ничего за них не дают, он стал скупать у спекулянтов на той же Сухаревке романовки, царские десятирублевки и пятирублевки, по тысяче за пятьдесят тысяч советских. Таким образом он приобрел 4 000 романовских рублей. Потом ему кто-то сказал, что Врангель разбит и романовки за границей не берут, а что, мол, цену там теперь имеют керенки (думские рубли). И вот он выменял 4 000 царских на 2 000 думских рублей, за которые, к его ужасу, в Нарве ему дали только 400 эстонских марок. Он поспешил обменять их на немецкие деньги и получил 80 немецких марок. Тут он взбесился и начал опять скупать советские рубли, отдавая по 10 немецких марок за тысячу. Стало у него 8 ООО советских рублей, которые он в полном уже отчаянии выменял на 40 марок, потому что за это время курс опять упал. Во вторник он произвел новую спекуляцию, обменяв марки на царские деньги, а в среду, с единственной эстонской маркой в кармане, бросился с самой высокой башни, воскликнув: Eljen а Magyarorszäg![6]

      Его похоронили за крепостной стеной, где спят последним сном 400 солдат русской Красной Армии, попавших в плен к эстонцам и расстрелянных из пулеметов на валу.

      Завтра едем в Ревель.

III

      Попасть из Нарвы в Ревель дело вовсе не простое и не легкое. Предварительно вы проходите через целую систему разнообразных


4

Солдатское общежитие (нем.).

5

Храни вас бог (нем.).

6

Да здравствует Венгрия! (венг.)

Яндекс.Метрика