MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

И отряхнул прах от ног своих...-Ярослав Гашек.

И отряхнул прах от ног своих...-Ярослав Гашек. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      Ярослав Гашек

      И отряхнул прах от ног своих

I

      Четвертого декабря, через 1850 лет после разрушения Иерусалима, через 428 лет после открытия Америки, а если и этих данных мало, то через 540 лет после изобретения пороха, я покинул пределы Советской России и появился на границе Эстонской республики.

      В Нарве я с интересом прочитал пожелтевший плакат от прошлого года, извещающий, что эстонское правительство выдаст 50 000 эстонских марок в награду тем неведомым господам, которые поймают и повесят меня.

      Дело в том, что тогда я издавал в окрестностях Ямбурга татаро-башкирскую газету[1] для двух диких дивизий башкир и прочих головорезов, оперировавших против белых войск Эстонской республики, поскольку эстонцы вторглись в Россию и, поддерживаемые Англией, решили во что бы то ни стало получить взбучку.

      50 000 эстонских марок! Правда, курс у них мизерный, за одну немецкую отдай десять эстонских марок, и все же сумма была заманчивой, тем более что я нуждался в деньгах, истратив последний миллион советских рублей на дорогу от Москвы до Нарвы.

      К счастью, я вовремя сообразил, что если я даже добровольно повешусь в Нарве, все равно никто не поверит, что это я, потому что путешествовал я под чужим именем, с фальшивыми документами, на которых только моя фотография и не была подделанной.[2]

      Размышления мои нарушил какой-то прилично одетый господин, который на ломаном русском языке спросил, не пожелаю ли я обменять советские рубли на эстонские марки.

      Я сразу же понял, кто он такой. После стольких лет первый сыщик!

      Эстонских жандармов и полицейских я уже видел длинной цепью торчали они за проволочными заграждениями вдоль границы. Смотрел я на них с очень односторонним чувством, которое, надеюсь, всем понятно.

      Эстония вся опутана проволокой, чтоб внутрь не проскользнула социалистическая идея.

      Первый сыщик все говорил, пытаясь вытянуть хоть что-нибудь из незнакомого иностранца. Он говорил о беспорядках в Эстонии и хвалил Советскую Россию.

      К счастью, я еще в Москве почерпнул глубокие сведения о России из одного номера газеты Народни политика[3], которую сотрудники чешской миссии под руководством пана капитана Скалы раздают чехам, возвращающимся из России.

      И я сказал сыщику, что нечего ему так хвалить эти Советы, потому что я читал в Народни политике, как у одного чешского сапожника в Петрограде жена сошла с ума от голода и умер дедушка в Храстовицах, под Бероуном. Трупы валяются на улицах. Из полутора миллионов жителей Петрограда в живых остался один Зиновьев, который средь бела дня грабит лавки в обезлюдевшем городе. Но это еще что, там делают вещи похуже, например, с новорожденными

      Господин сыщик даже не попрощался со мной и поспешно отошел в другой конец вокзала.

      Я присоединился к транспорту возвращенцев из России.

      Рваные серые шинели старой австрийской армии, выцветшие за шесть лет солдатские рюкзаки, смесь голосов и языков всех национальностей бывшей монархии

      В тихом уголке у маленького строения на перроне, где красуется надпись Для мужчин, какой-то венгерский капитан пришивал звездочки к засаленному воротнику.

      Перед древней нарвской крепостью и замком представители Международного Красного Креста по-немецки приветствуют перенесших суровые испытания защитников отечества.

      Сестра-немка от Международного Красного Креста раздает первый немецкий кофе с сахарином.

      На воротах карантина в старой крепости одни венгерские и немецкие надписи.

      Национальные флаги всевозможных народов, кроме славянских.

      Члены американской Ассоциации молодых христиан раздают Библии и спекулируют, выменивая романовки, керенки и советские рубли на эстонские деньги.

      Все ругают Россию, а эстонские солдаты из-под полы продают возвращенцам водку.

      Ворота древней крепости немецких крестоносцев закрылись за нами. Мы проведем здесь четыре дня, и никому не разрешено будет выходить в город.

      На большом дворе крепости начинается сортировка по нациям. Какой-то господин кричит по-немецки:

      Граждане венгерской республики налево, австрийской направо, чехословацкой в середину, румынской к воротам!

      Происходит ужасающая неразбериха. У дверей канцелярии стоит какой-то бывший кадет и плачет. Сотрудник Международного Красного Креста добивается от него ответа, к какой же стране он относится.

      Кадета ведут в канцелярию к карте. Ищут Колошвар и в конце концов устанавливают, что кадет, согласно Версальскому договору, стал теперь румыном.

      Кадет плачет еще сильнее, сестра из Красного Креста капает ему на сахарок валерьянку

II

      Карантинный лагерь и канцелярия Международного Красного Креста расположены внутри


1

издавал в окрестностях Ямбурга татаро-башкирскую газету. Ямбург старое название города Кингисепп в Ленинградской области. Гашек здесь не работал. Татаро-башкирскую (вернее, бурят-монгольскую) газету Ур (Заря) он издавал в Сибири.

2

путешествовал с фальшивыми документами. Действительно Гашек возвращался на родину под чужим именем. Перед отъездом из Советской России ему был выдан паспорт на имя бывшего австрийского военнопленного Юзефа Штейдла.

3

Народии политика буржуазная бульварная газета (18831945).

Яндекс.Метрика