MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Триста неизвестных. Издание второе, дополненное-Петр Стефаневский.

Триста неизвестных. Издание второе, дополненное-Петр Стефаневский. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

Бомбовая нагрузка составляла 1000 килограммов.

      Серийный самолет этого тина со снятым вооружением, названный «Страна Советов», совершил в период с 23 августа по 30 октября 1929 года исторический перелет из Москвы в Нью-Йорк. В состав экипажа входили командир С. А. Шестаков, морской летчик Ф. Е. Болотов, штурман Б. В. Стерлигов и бортмеханик Д. В. Фуфаев. Перелет выполнялся по маршруту Москва — Омск — Хабаровск — Петропавловск-на-Камчатке — остров Атту — Сиэтл — Сан-Франциско — Нью-Йорк. Общая протяженность пути — 21242 километра — была пройдена за 137 летных часов. Значительная часть маршрута — 7950 километров — пролегала над водным пространством. На этих участках колесные шасси заменялись поплавочными. Техническое руководство перелетом осуществляли известные конструкторы В. М. Петляков и Р. Л. Бартини. Первый — над сушей, второй — над водной частью пути.

      Такой самолет, естественно, вызывал гордость. Тем не менее меня по-прежнему часто тянуло к истребителям. И вот однажды судьба сжалилась надо мной. Мне разрешили полетать сначала на И-3, а затем на цельнометаллическом истребителе А. Н. Туполева И-4 с мотором М-22. Самолет оказался без нижнего полукрыла. Это новшество инженера В. С. Вахмистрова вначале обескуражило меня: ведь усложняется техника пилотирования. Однако решил лететь. Едва успел после взлета осмотреться, как оказался уже на высоте трех тысяч метров. Замечательный самолет! А как легко выполнять на нем фигуры! До чего он послушен в управлении!

      После посадки у меня возникло недоумение: для чего мне, бомбардировщику, разрешили полеты на истребителях. Ответ на этот вопрос пришел много позже.

      Наша страна строила большой Воздушный Флот, создавала многоцелевую военную авиацию. Особенно бурно развивалось многомоторное самолетостроение. В войсках в сжатые сроки образовывались специальные бомбардировочные части. Советские авиаконструкторы разрабатывали все новые, более совершенные образцы тяжелых боевых самолетов. Каждый из них, прежде чем поступить в серийное производство или пойти на слом, всесторонне, безжалостно экзаменовался в НИИ ВВС Красной Армии. Поэтому все летчики института должны были уметь пилотировать и легкие и тяжелые машины.

      Впоследствии мне приходилось в течение дня поднимать в воздух по нескольку самолетов различных классов и назначений. Вот почему тогда, в январе 1932 года, мне перед первым полетом на тяжелом бомбардировщике разрешили слетать на истребителе: чтобы сразу почувствовал разницу в технике пилотирования этих машин и понял — испытатель должен быть всесторонне подготовленным летчиком.

      С типичным представителем испытателей-универсалов я познакомился перед первым полетом на ТБ-1 (с двумя моторами М-17). Встретились мы на аэродроме. Коренастый, в добротном комбинезоне на лисьем меху, он с добродушной улыбкой на крупном обветренном лице выслушал мой доклад о прибытии в его распоряжение и махнул рукой в сторону самолета. Залезай, дескать, чего там официальничать.

      Это был Валерий Павлович Чкалов. Не тот, конечно, Чкалов, имя которого вскоре узнала все страна, весь мир. В летных кругах о нем отзывались тогда как о крайне своеобразном, но отличном летчике, рубахе-парне, замечательном товарище. Я как-то сразу поверил ему, своему первому инструктору в тяжелой авиации. Такой отдаст все, что знает сам, не станет распекать из-за мелочей, не выставит перед начальством, если где промашку дашь. Да и какие промашки можно допустить на этом аэроплане? Лег на маршрут, установил скорость и следи за курсом, подправляй на снос.

      …Мы заняли свои места в кабине. Чкалов как бы между прочим спросил:

      — Истребитель?

      — Истребитель.

      — Тогда поехали.

      На взлете Валерий Павлович плавно прибавил оборотов обоим моторам, и тяжелая машина легко, без напряжения поднялась в воздух. За штурвалом Чкалов сидел спокойно, словно за чашкой чая. «Оно и понятно, — подумал я, — к чему волноваться: бомбардировщик устойчив в воздухе, не вильнет, не кувыркнется, как ястребок…»

      Совершенно неожиданно самолет вошел в глубокий вираж. А до земли было метров триста, не больше. Безупречно выполнив несколько фигур, Чкалов резко поднял нос корабля, плавно убрал газ и перевел машину в крутое пикирование. Что он делает, черт! Земля стремительно приближается. С беспокойством и укором смотрю на своего инструктора: мы ведь не на истребителе! А он «пьет чай».

      Вот уже до земли не более пятидесяти метров…

      Деревенские домишки, разрастаясь, лезут в глаза. Еще секунда — и…

      Взревев моторами, самолет рванулся вверх, легко развернулся и перешел в горизонтальный полет.

      В голове у меня — сумбур. Бомбардировщик, а такой маневренный! С восхищением смотрю на Чкалова.

      — Понял? — спрашивает он, широко улыбаясь. В ответ согласно киваю головой.

      — Давай сам.

      Так сразу? А инструктор уже полностью освободил штурвал:

      — Ну!

      Высота — триста метров. Закладываю не менее глубокие виражи, потом поднимаю нос самолета, плавно сбрасываю газ и по-чкаловски энергично бросаю машину в пикирование.

Яндекс.Метрика