MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Дневники вампира. Любовь и ненависть в Мистик Фоллс-Елена Хаецкая.

Дневники вампира. Любовь и ненависть в Мистик Фоллс-Елена Хаецкая. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      Елена Хаецкая

      Дневники вампира. Любовь и ненависть в Мистик Фоллс

      © Хаецкая Е. В., 2015

      © ООО «ТД Алгоритм», 2015

* * *

      Интервью с вампиром

      — Я с тобой никуда не пойду: ты меня убить пытался.

      — Да? А ты меня вообще-то убил!

«Дневники вампира»

      …Этот незнакомец разительно отличается от всех когда-либо встреченных тобою людей. Что-то неотразимо притягательное скрывается во всем его облике: неуловимый налет старинной изысканности, той подлинной аристократичности, которую сейчас живьем, пожалуй, и не встретишь. Даже у настоящих графов — да что там, даже родственников королевской семьи! — уже не увидишь такой сдержанно-спокойной выверенности каждого жеста, такой неподражаемо-легкой непринужденности манер. Самой тщательной дрессировкой такого не добьешься (пробовали!) — во всем этом нужно жить сызмальства. И не один десяток лет.

      А взгляд!.. Кажется, эти глаза повидали значительно больше, чем можно было бы предположить, глядя на молодое, без морщин, красивое лицо.

      Кто же он такой — столь элегантный, немного отстраненный, поневоле притягивающий к себе взоры? Кто он, такой сексуальный, такой несомненно опасный, рожденный властвовать над телами и душами и, кажется, элегантно тяготящийся этой властью?

      Набравшись смелости и поддернув сползающее декольте, с бокалом мартини, ты приближаешься к нему, стараясь не слишком жалко ковылять на высоченных каблуках. (Господи, когда же можно будет наконец сбросить их и заменить на привычные кроссовки!) Улыбаешься кокетливо и стараешься не замечать насмешливого сострадания в его глазах.

      — Кажется, нас не представили? — Мартини покачивается в бокале, пальцы чуть подрагивают. — Кто вы, загадочный незнакомец?

      И тогда он ответит спокойно:

      — Я — вампир.

      Тут главное — не подавиться глупым смешком:

      — Что, правда?

      Он невозмутим:

      — Абсолютно.

      — Разве вампиры существуют?

      (Боже, с каждой репликой ты чувствуешь себя все глупее и глупее…)

      — Я определенно существую, — звучит обволакивающий голос.

      На краткий миг тебе чудится, будто нет на свете существа, более близкого к тебе, более интимно с тобой знакомого. А что, собственно, в этом удивительного? Сколько таких девиц, трепещущих, испуганных, неспособных противиться влечению, он повидал за свою немыслимо долгую жизнь? Кажется, он знает о тебе все.

      О чем же его спросить?

      Голос здравого смысла настойчиво звучит у тебя в голове:

      «Эй, дорогая, ты что, свихнулась? Допивай-ка свой мартини да шустро уноси от этого господина ноги. Неважно, насколько ловко ты умеешь ковылять на этих кошмарных каблуках. Скачи что есть мочи. Пусть он считает тебя трусихой, ничтожеством. Лучше быть живым ничтожеством, чем мертвой блондинкой. Он по-настоящему опасен».

      «Жизнь хорошая штука… А загробная жизнь еще лучше!» (Деймон Сальваторе)

      Проклятье, но именно это-то в нем и привлекает! Какими пресными кажутся по сравнению с ним другие мужчины — успешные бизнесмены, состоятельные наследники «старых денег» и даже самые настоящие графы с родословной, вывешенной в настоящей дубовой гостиной!

      Так что же так привлекает современного человека в вампирах — страшных, темных созданиях? Что заставляет снова и снова возвращаться к потаенным мечтам об «интервью с вампиром»?

      …Вот он уже сидит в высоком кожаном кресле — конечно же, в библиотеке, среди мерцающих корешков старинных книг, — и задумчиво отвечает на твой первый, неловко сформулированный вопрос:

      — Что влечет вас к нам? Ответ очевиден: тоска по истинному аристократизму. Катаклизмы двадцатого века фактически истребили европейскую аристократию. И, кстати, обратим внимание на то, насколько по-разному относятся к вампирам обитатели Старого и Нового света. Для простонародья Старого света — особенно Восточной Европы, — вампиры представляют собой особо злостную разновидность господ, — а у европейских крестьян весьма богатый опыт общения с господами. Одни только крестьянские войны чего стоят… Для европейского простонародья вампир — это прежде всего упырь, за которым следует гоняться с дрекольем. Иначе обстоит дело в Новом свете, где, в общем-то, никогда не было настоящих, кровных аристократов. Французские гугеноты, английские пуритане, сектанты, каторжники, бедняки, ирландские работяги — все, кому не нашлось места в Старом свете, бежали в Новый. Кто успел — тот и стал аристократом и нарисовал себе родословную. История угнетения в Новом свете — это история отношений между расами, белой и черной, а многовековой традиции борьбы против — как там это называется? — эксплуатации? — в Новом свете вообще не существует. Следовательно,

Яндекс.Метрика