MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

ТТ: Криминальная повесть-Василий Албул.

ТТ: Криминальная повесть-Василий Албул. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

патроны уже никуда не годные: клацнет пустышкой на весь банковский зал – и здрасьте. Вот поэтому настоящее, боевое, проверенное оружие было только у Гоши.

      – Крест, макар готов? – спросил Гоша не оборачиваясь, пряча свой ТТ за пояс.

      – Надеюсь.

      Заднее сидение было на всю ширину кабины «газели». Крест лежал на спине, подложив руку под голову, в другой держал сигарету и, сложив губы трубочкой, пускал кольца дыма, пытаясь набросить их на потолочный, круглой формы, светильник.

      – На банк идем. Вопрос понятен?

      Крест хихикнул, столбик пепла надломился и упал ему на грудь:

      – Кто как, а я – ва-банк?

      Гоша повернулся и пристально посмотрел на него.

      – Ну работает, что ему будет. Смотри, – Крест нехотя извлек из рукоятки пистолета магазин, прицелился в лоб Сычу и несколько раз нажал на спуск. Ударник отработал как положено. – Я же говорю, что ему будет, железяка хренова.

      Гоша побледнел, но сдержался, повернулся вперед. Внутри все кипело. Посмотрел по сторонам и, не удержавшись, все же спросил:

      – А если бы патрон в стволе оказался? Чмо ты…

      – Ну так не оказался же.

      Гоша посмотрел на Штопаного и кивнул в сторону Креста:

      – Ну где ты откопал этого придурка? Он нам все дело завалит.

      – Дуркует просто.

      – Нам банк сейчас брать, а он дуркует, – не глядя на Креста, Сыч продолжил. – Слышишь, дурковатый, сейчас будем банк грабить, ты в курсе? Патроны проверял, не отсырели?

      – Я, конечно, не мент… – Крест сделал нарочитую паузу и добавил: – Поганый… В пистолетиках плохо разбираюсь, в патронах тем более, но… – затем приподнялся на локте, удивленно посмотрел на Гошу и спросил: – А что, стрелять надо будет?

      Сыч багровел на глазах, намек на мента поганого он понял и сорвался:

      – Ты достал уже, умник гребаный, заткнись, понимаешь, заткнись, или я тебе сейчас все зубы повыбиваю и заставлю их сожрать!

      – Сыч, не закипай, – Штопаный похлопал Гошу по плечу. – Смотри, а то и правда клиента пропустишь.

      – Молчу, – Крест, запрокинув голову, глубоко и с удовольствием затянулся дымом. – И почему мы такие нервические?..

      – Заткнись.

      – Я же сказал: молчу.

      – Все, остыли, – Штопаный пальцем указал на лобовое стекло. – Туда смотрим. Ты помнишь, как они выглядят, узнаешь?

      Гоша с трудом переносил Креста. Ему в нем не нравилось все: и как тот ходил, и как сидел, и как говорил, и как смеялся, и шуточки его дебильные не нравились тоже. И сейчас, когда тот, развалившись на сидении, пускал кольца к потолку, роняя при этом пепел на себя, Гоша его просто ненавидел и в любую минуту мог взорваться, и до такой степени ненавидел, что с удовольствием и наслаждением всадил бы ему в открытую глотку всю обойму вместе с кольцами, только теперь уже порохового дыма. А надо было терпеть, деваться некуда: уже связался; только дело с ним последнее, первое и последнее.

      С Крестом его свел Штопаный: когда-то и где-то они сидели вместе, срок тянули, и Штопаный в нем был уверен. Ручался за него, за этого кидалу одесского. Как он оказался в Киеве, почему уехал из Одессы, чем здесь занимался, какие дела крутил, на что жил, они со Штопаным не знали. Скорее всего, грел лохов на картах, да и из Одессы, видно, сдернул после того, как кинул кого-то на хорошую сумму, кого-то, кого нельзя было. Возможно, так, а возможно, и как-то иначе, только Штопаный ручался, а Гоша ему доверял.

      А вот Штопаный, наоборот, импонировал Гоше, собственно, устраивало в нем все: был спокойный, уравновешенный, рассудительный, исполнительный, и потом, хорошо знал Киев, родом был из Ирпеня.

      Познакомились они на работе: оба крутили баранки на 192-м маршруте, от Милославской, на Петровке тусовались на отстоях. Уже тогда Гоша понял: тосковал Штопаный по настоящим делам, не в радость была ему доля шоферская – обнадеживать не стал даже намеками, но на ус намотал. Как бы там ни было, но постепенно, сами собой, карты вскрылись – о том, чего хотели, друг другу и поведали, вот и стало их тогда уже двое.

      После событий на Майдане и в Крыму Гоша уволился из «ментовки» и уехал в Киев. Деньжата в небольшом количестве были, снял недорого на Троещине однокомнатную квартиру, устроился на маршрутку водителем, работал и присматривался, не торопясь, ко всему вокруг, знал: водила – это все временно, ждали его другие дела, большие дела, а Киев – это то место, где ими надо не просто заниматься, а ворочать да бабло загребать, а здесь его было немерено.

      Однажды совершенно случайно встретил он Стаса, однокашника школьного: за проезд тот платил в маршрутке, ехал до Петровки – как говорится, лоб в лоб столкнулись. Как не поболтать – на часик подвисли в кафешке на книжном рынке, было что сказать друг другу.

      Как оказалось, сразу после школы Стас уехал поступать в Киев в строительный колледж. Поступил, закончил, работал сначала по стройкам, в основном по снабжению, потом в каком-то строительном офисе отсиживался, а последние два года в отделе продаж

Яндекс.Метрика