MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Волк Тарин -Мариса Ченери.

Волк Тарин -Мариса Ченери. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

своего брата. Он злился на самого себя за то, что поступил именно так, как советовал Беовульфу не поступать с Рокси, когда брат старался завоевать будущую супругу.

      - Хорошо. Хочешь я принесу лед, чтобы приложить к твоему …?

      - Ты не будешь прикасаться к промежности Уэйда, - предупредил Беовульф, вышедший на улицу в поисках жены. - Единственная промежность, которую ты можешь трогать – моя, и не забывай об этом.

      Рокси шагнула в его объятия.

      - Не волнуйся, любовь моя. Как я могу забыть о том, что находится в твоих тугих штанах? Там у тебя более чем достаточно, чтобы я каждый раз возвращалась за большим.

      Уэйд снова застонал.

      - Кажется, меня сейчас стошнит. Не могли бы вы двое уйти и дать мне спокойно страдать?

      Беовульф хохотнул.

      - Мы оставим тебя в покое. Возьми себя в руки и возвращайся в клуб. Открываемся через несколько минут.

      Как только брат и Рокси скрылись, Уэйд поднялся на ноги и тыльной стороной ладони отер с носа кровь. Тарин была более чем способна позаботиться о себе, что высоко ценилось в женщине в обществе оборотней. Но это также означало, что ему будет нелегко ее завоевать. Отряхивая джинсы, он нащупал лист бумаги в переднем кармане. Уэйд достал его и развернул. И пока он читал то, что там было написано, у него возникла идея.

      Когда он входил в клуб через заднюю дверь, в его голове уже оформился план, благодаря которому Тарин не сможет больше ему отказать.

      Глава 2.

      Всю обратную дорогу в долину Напа, все пятьдесят миль, Тарин ругала себя на чем свет стоит. Сейчас, успокоившись, она понимала, что отреагировала слишком бурно. Конечно, Уэйд повел себя несколько агрессивно, но ведь и она не могла отрицать своего влечения к нему. Не будь он таким властным, она, вероятно, сама стала бы срывать с него одежду. Но какая-то часть нее никак не могла забыть того, что случилось в прошлом.

      Ей было девятнадцать, когда она решила, что хочет покинуть виноградники, где жила вместе с дядюшкой Колином, и перебраться в Лос-Анджелес. Она находилась под присмотром своего холостого дяди с трехлетнего возраста – когда умерла ее мать, приходившаяся Колину старшей сестрой. Тогда, в девятнадцать, Тарин думала только о переезде в большой город. Вспоминая сейчас те события, она понимала, что просто взбунтовалась против единственного отца, которого когда-либо знала. Ее биологический папаша бросил мать вскоре после того, как узнал, что та беременна. Это было единственное, что дядя поведал ей о родителе.

      Ей хватило всего несколько месяцев в Лос-Анджелесе, чтобы понять: приехав сюда, она совершила ошибку. Тарин ужасно скучала по дяде, но гордость не позволяла вернуться, пока она не докажет, что может жить самостоятельно без его опеки. А потом она встретила Найджела.

      Однажды поздним вечером он заглянул в закусочную, где Тарин работала официанткой. Он очаровал ее, и, вопреки здравому смыслу, она согласилась пойти с ним на свидание. Найджел представлял собой эпитом плохого парня и стремился вырваться из-под контроля своих богатых предков, которые предпочитали держать его на коротком поводке. Тарин влюбилась в него без памяти, и вскоре мысли о возвращении домой стали посещать ее все реже и реже.

      До тех пор, пока – после шести месяцев с начала их романа – Тарин не начала замечать в Найджеле перемен. Он стал требовать от нее отчета о каждом шаге, сделанном в его отсутствие, вплоть до мельчайших подробностей. Потом начались телефонные звонки. Когда она говорила, что будет дома, он названивал, проверяя ее. Если же случалось так, что она возвращалась домой с работы позже обещанного, он орал, обвиняя в измене. В конце концов, после двух месяцев мучений, Тарин больше не могла выносить его ревность. И она решила порвать с ним.

      Не желая делать этого по телефону, Тарин пригласила Найджела к себе. Он пришел в дикую ярость. Вот тогда-то он ее и ударил, и не останавливался до тех пор, пока не повалил на пол. После того, как он ушел, предварительно пообещав вернуться на следующий день, Тарин собрала вещи и той же ночью вернулась домой, благодаря бога за то, что не рассказала Найджелу ни о дяде, ни о винограднике.

      Она возвратилась в «Сосны» вся избитая, в синяках. Колин бросил всего один только взгляд на лицо племянницы и крепко обнял, радуясь ее возвращению.

      Теперь ей двадцать шесть, и, хотя эта история осталась в далеком прошлом, шрамы в ее душе тоже остались. После Найджела она встречалась только с теми мужчинами, которых могла держать под контролем и которые никогда не пытались доминировать над ней. При первых же признаках подобного поведения она вычеркивала их из своей жизни.

      Свернув на дорогу к «Соснам», Тарин выбросила из головы болезненные воспоминания. Ее наполнило чувство гордости. Она любила виноградники, и когда бы ни возвращалась сюда, всегда ощущала радость. Виноградники были совсем небольшими, но ей вполне хватало. Тарин любила здесь все — широкий склон, поросший высокими соснами, протяженные участки земли, засаженные виноградом. Но больше всего ее привлекала пещера на склоне. Когда Тарин была маленькой, ей нравилось часами

Яндекс.Метрика