MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Воспоминания минувших дней-Гарольд Роббинс.

Воспоминания минувших дней-Гарольд Роббинс. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

никогда не думал, что тебя интересует то, чем мы занимаемся, — произнес он.

      — Мне это неинтересно, — поспешил ответить я. — По-моему, крупные профсоюзы и большой бизнес — одно и то же. И там, и там главное — деньги.

      Отец устремил на меня пронизывающий взгляд своих голубых глаз.

      — Когда-нибудь, когда у нас будет время, мы обо всем поговорим. Мне кажется, я смогу доказать тебе, что ты ошибаешься.

      Однако времени, как обычно, не нашлось, а сейчас было уже поздно. Сложив бумаги на столе, я стал открывать ящики. В центральном и левом верхнем было еще больше бумаг, чем на столе. Правый верхний, наоборот, оказался пустым. Странно. Остальные ящики были набиты почти до отказа. Я пошарил рукой. Ничего. Внезапно я заметил небольшую кнопку и нажал на нее. Ящик выдвинулся, и я увидел на дне блестевший от смазки, по-видимому ни разу не использованный большой автоматический револьвер. Я осторожно взял его в руки, и он показался мне очень тяжелым. Да, это была не игрушка. Где-то читал, что при ранении навылет пуля, выпущенная из револьвера сорок пятого калибра оставляет в спине человека дыру размером с серебряный доллар. Я положил револьвер обратно в ящик и закрыл его. Вернувшись на кухню, я взял из холодильника еще одну банку пива и вышел на веранду.

      Энн все еще сидела там, где мы расстались. Она помахала мне рукой, я ответил тем же и уселся в кресло-качалку. Так мы и сидели друг против друга, обмениваясь взглядами через изгородь.

      — Зачем ты полез ко мне в стол?

      — Не знаю. Был там, вот и все.

      — Я не имею ничего против. Мне просто интересно.

      — Ты умер, и тебя больше ничего не должно волновать. У мертвых нет ничего своего.

      — Я не умер. Мне казалось, ты начинаешь это понимать.

      — Все это дерьмо. Мертвец есть мертвец.

      — Мертвец? Неправда. Ты ведь жив.

      — Да, но ты-то умер.

      — Почему ты переключил телевизор на «Звездную гонку»? Тебе стало страшно на меня смотреть?

      — «Звездная гонка» лучше.

      — А почему ты тут сидишь? Я думал, ты уйдешь.

      — Я еще не решил.

      — Так решишь.

      — Почему ты так уверен?

      — Видишь вон ту девушку? Я с ней еще не закончил.

      — Я вижу, ты не изменился.

      — А зачем? Ты ведь жив.

      Банка была пуста. Поднявшись с кресла, я бросил ее в пластиковый пакет для мусора, лежавший рядом с кухонной дверью, и вернулся в дом. Энн продолжала сидеть в кресле и смотрела на меня сквозь сигаретный дым, клубившийся вокруг ее лица. Казалось, она окаменела. Потом она кивнула, медленно встала и скрылась за стеклянной дверью. Щелкнула задвижка. Этот звук как бы повис в воздухе, и я перестал слышать его только когда закрыл за собой дверь. Поднявшись к себе, я бросился на кровать и почти сразу заснул.

      Меня разбудил шум голосов, доносившийся снизу. Я открыл глаза и посмотрел в потолок, прислушиваясь к разговору. Все это мне было уже знакомо и странным образом успокаивало. Моя комната находилась над кабинетом отца, поэтому я часто засыпал под эти приглушенные звуки.

      Несмотря на знакомую ситуацию, чего-то не хватало. Я быстро понял, чего именно — голоса отца. Раньше мне как-то удавалось выделять его из общей массы звуков.

      Встав с постели, я спустился вниз, открыл дверь кабинета и заглянул внутрь. В комнате сразу стало тихо.

      За письменным столом сидел Ди-Джей. Мозес стоял за его спиной, как раньше стоял за спиной отца. Справа от Ди-Джея был Джек, а напротив них, спиной ко мне, сидели еще трое. Они обернулись и молча посмотрели на меня. Я их не знал.

      — Это мой брат, Джонатан, — произнес Ди-Джей. Мне показалось, что он скорее хотел объяснить, кто я, нежели представить меня. Незнакомцы кивнули, не сводя с меня глаз. — Я не знал, что ты дома.

      — Я только что пришел, — ответил я, стоя в дверях. — А мать где?

      — Врач дал ей лекарство и велел полежать в постели. У нее сегодня был тяжелый день. Мы зашли, — продолжал Ди-Джей, — чтобы кое-что уточнить до моего возвращения. В восемь я улетаю, а завтра утром будет заседание Национального комитета.

      — Улаживаете дела? — Я шагнул в комнату.

      — Что ты имеешь в виду?

      — Делите наследство. — Я подошел к столу, на котором были разбросаны бумаги из ящиков. Револьвера не было. Интересно, нашли они его или нет?

      — Мы не прекращаем работу потому, что… — начал объяснять Дэн.

      Я прервал его:

      — Король умер — да здравствует король!

      Ди-Джей покраснел. Тогда заговорил Мозес.

      — Джонатан, — мягко сказал он. — У нас действительно очень много работы.

      В его глазах читалось странное напряжение, даже неуверенность, чего я раньше в нем никогда не замечал. Я перевел

Яндекс.Метрика