MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Воспоминания минувших дней-Гарольд Роббинс. Читать онлайн книгу

Воспоминания минувших дней-Гарольд Роббинс. Читать онлайн книгу. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

знать, что действительно происходило в том самолете?

      — Хочу.

      — Ты уже знаешь. Ты рассказывал мусорщику.

      — Это была чистой воды выдумка.

      — Нет. Твоими устами говорил я. Мозг у тебя тоже ведь состоит из клеток, не так ли?

      — Я тебе не верю. Ты лжешь мне, как всегда.

      — Я никогда не лгал тебе. Просто не мог. Ты же был частью меня. Ты всегда отличался от своего брата, который во всем походил на меня. Однако, ты — это ты. И в тебе — правда обо мне.

      — Неправда. Ты лжешь даже из могилы.

      — Что в могиле? Тело, пустая оболочка. Настоящий я здесь, внутри тебя.

      — Но я не чувствую тебя, отец. Я никогда тебя не чувствовал и не чувствую сейчас.

      — Со временем почувствуешь.

      — Никогда.

      — Джонатан, сынок!

      — Уходи, старик. Ты умер.

      Первое, что бросилось мне в глаза, было большое скопление машин перед нашим домом. Несколько человек стояли в тени деревьев. Репортеры. Я надеялся отделаться от них, но Большой Дэн был интересен им даже мертвый.

      Свернув на улицу, проходившую за домом, я пошел по дороге, ведущей к Форбсам. Наша задняя дверь находилась как раз напротив изгороди, разделявшей два дома.

      Я аккуратно перешагнул через грядку, зная, с какой любовью миссис Форбс относилась к своим цветам. Но закинув ногу на изгородь, я услышал, что меня зовет Энн. Она сидела на балконе со стаканом вина в руке.

      — Я думала, ты на похоронах.

      — Я был на службе и решил не ехать на кладбище. Хватит с меня и церкви. Здесь я потому, что возле дома дежурят репортеры, а у меня нет желания говорить с ними.

      — Понимаю, — сказала она. — Сегодня утром они и сюда заходили. Спрашивали, был ли твой отец хорошим соседом.

      — Ну, и что ты сказала?

      — А я с ними не разговаривала. Родители разговаривали. — Она хихикнула. — Сказали, что он был великим человеком. Ты знаешь, как это обычно делается.

      Я невольно улыбнулся. Форбсы и мой отец не питали друг к другу особой любви. С тех пор, как отец поселился в этом доме, они вели против него непрерывную войну. Им не хотелось, чтобы рабочий лидер, да еще, вероятно, и коммунист, портил чистый вестчестерский пейзаж.

      — Где твои предки? — спросил я.

      — На похоронах, где же им еще быть? — снова хихикнула она.

      Я рассмеялся. Весь мир казался мне одной сплошной смесью дерьма и лжи.

      — Хочешь стаканчик вина? — спросила она.

      — Нет, но, если у тебя есть пиво, я выпью баночку.

      — Есть, — она ушла на кухню и через минуту вернулась с холодной банкой «Миллера».

      Я быстро поднес руку ко рту. Только почувствовав, как ледяная жидкость разливается по горлу, я понял, как хотел пить. Выпив залпом полбанки, я решил передохнуть и прислонился спиной к веранде.

      — Какой-то ты взвинченный.

      — Не очень, — ответил я.

      — Нет, очень. — Она посмотрела на банку. — У тебя руки трясутся.

      — Я плохо спал этой ночью.

      — Хочешь успокоительное?

      — Что я, токсикоман?

      — У меня есть одна чертовски хорошая вещь, — сказала Энн. — Могу сделать тебе сигарету с марихуаной.

      — Нет, спасибо. Что-то я не в настроении.

      — Ты не будешь тогда возражать, если я закурю?

      — Пожалуйста.

      Энн ловко скрутила сигарету, аккуратно заделала ее с обеих сторон, зажгла и сделала глубокую затяжку. Потом отхлебнула вина и снова глубоко затянулась. Ее глаза заблестели. Чтобы поддаться действию дурмана, ей нужно было совсем немного, она почти всегда пребывала в несколько отрешенном состоянии.

      — Я все время думаю о твоем отце, — сказала она.

      — И что?

      — Всю вторую половину дня я была в сильном возбуждении, думая о нем. В его смерти есть что-то волнующее.

      — Не знаю. — Я сделал еще один глоток пива.

      — Это правда. Я где-то читала, что в последнюю войну люди сильно возбуждались во время бомбежек. Мне кажется, это как-то связано с проблемой бессмертия.

      — Ну уж, — возразил я. — Может, они просто стремились к наслаждениям и были рады любому случаю нарушить общепринятые правила.

      — Дело не только в этом. Проснувшись сегодня утром, я поймала себя на мысли, что мне его жалко. От него не родится больше ни один ребенок. Потом подумала: как хорошо было бы заняться с ним любовью и забеременеть. В итоге я настолько возбудилась, что мне пришлось три раза переодеваться.

      — Да, это действительно возбуждает, — засмеялся я.

      — Ты ничего не понимаешь! — Энн посмотрела на меня с

Яндекс.Метрика