MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Антология современной азербайджанской литературы. Проза-Исмаил Шихлы,Иса Гусейнов,Сабир Ахмедли,Иси Меликзаде,Юсиф Самедоглу,Максуд Ибрагимбеков,Фарман Керимзаде, Анар, Шахмар, Эльчин,Азер Абдулла,Мовлуд Сулейманлы,Сара Назирли,Сейран Сахават,Мамед Орудж,Натиг Расулзаде,Камал Абдулла,Рафик Таги,Афаг Масуд,Нариман Абдулрахманлы,Аждар Ол, Яшар,Этимад Башкечид,Фахри Угурлу,Шериф Агаяр.

Антология современной азербайджанской литературы. Проза-Исмаил Шихлы,Иса Гусейнов,Сабир Ахмедли,Иси Меликзаде,Юсиф Самедоглу,Максуд Ибрагимбеков,Фарман Керимзаде, Анар, Шахмар, Эльчин,Азер Абдулла,Мовлуд Сулейманлы,Сара Назирли,Сейран Сахават,Мамед Орудж,Натиг Расулзаде,Камал Абдулла,Рафик Таги,Афаг Масуд,Нариман Абдулрахманлы,Аждар Ол, Яшар,Этимад Башкечид,Фахри Угурлу,Шериф Агаяр. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      «А что, если…»

      Он тотчас же подошел к рулевому, но Дмитриев, всегда такой радушный и так щедро угощавший табаком, теперь даже не оглянулся и не обратил на него ни малейшего внимания.

      Тогда не сказав рулевому ни слова, Ильяс подошел к капитану.

      — Капитан, простите меня!

      Тот ничего не ответил.

      — Простите, — повторил Ильяс, еще больше смутившись.

      Аслан резко повернулся и взглянул ему прямо в глаза:

      — Почему опоздал?

      Голос капитана звучал сурово и непреклонно. У Ильяса потемнело в глазах.

      — Капитан, — едва сумел вымолвить он и, вынув из внутреннего кармана сложенное треугольником письмо, протянул его Аслану.

      — От кого?

      — От вашей сестры.

      Аслан дрогнувшими пальцами развернул письмо, но в темноте ничего нельзя было прочесть. Тогда, схватив Ильяса за плечи, он спросил:

      — Что же ты молчал? Где ты видел ее?

      Почувствовав, как сильно Аслан взволнован, Ильяс решил, что лучше всего повести рассказ в шутливом тоне — это, скорее всего, больше успокоит командира.

      — Уж я от вас ничего не скрою, капитан. Как только я вышел на берег — навстречу мне девушка. Лицо у нее было смуглое, как у южанки, и я тут же спросил: «Откуда вы?». Девушка оглядела меня и ответила: «Я азербайджанка». Очень обрадовавшись, я сразу перешел с ней на ты и начал задавать ей вопросы, как старой знакомой: из какого района, не врач ли она, как зовут, давно ли здесь? Она улыбнулась — какой я, мол, поспешный и нетерпеливый — и ответила на все по порядку. Признаться, я забыл тогда обо всем на свете: ведь так давно не разговаривал с ними…

      — Брось чепуху молоть, — прервал его Аслан. — Скажи, где ты видел Захру.

      — Сию минутку, капитан, потерпите. Я довольно долго разговаривал с Лейлой. Мы обменялись адресами. Потом она сказала, что у нее есть подруга, у которой брат тоже моряк. Я сейчас же спросил, как его имя. Она ответила: «Аслан». Как, подумал я, неужели это наш капитан? Потом мы пошли к Захре. Узнав обо всем, она села писать письмо, а мы с Лейлой пошли на берег к моей шлюпке и там ждали Захру.

      Ильяс умолк.

      — Так, значит, вот почему ты опоздал!

      Ильяс помчался к рулевому. Дмитриев сердито сосал свою матросскую трубку.

      — Володя, перестань дуться, — крикнул он, — капитан простил меня!

      — Правда? — сказал Дмитриев, и трубка выпала у него изо рта.

      Он поднял ее и вновь крепко сжал губами. Потом надвинул бескозырку на самые глаза и внушительно сказал:

      — Всяко бывает…

      …Катер все ближе и ближе походил к берегу. Противник, притаившись, молчал. Еле заметные холмы и овраги казались безлюдными.

      Суда, построенные в боевом порядке, двигались вперед. Аслан был уверен, что за этим тягостным молчанием последует неожиданная и яростная атака.

      Глядя в бинокль, он хотел установить местонахождение вражеских прожекторов.

      Катера-охотники, курсировавшие до сих пор вокруг его судна, теперь перегнали его и готовились к решительной атаке.

      Аслан оглядел свою команду. Моряки выглядели усталыми от долгого ожидания.

      Аслан повернулся к комендорам:

      — Ну, смотрите, орлы, все зависит от вас. Экономьте снаряды и ведите точный огонь!

      — Они у нас запляшут под звон стекла, — сказал Ильяс.

      Моряки тихо рассмеялись.

      Мимо промчался катер.

      — По местам! Будьте готовы!

      Как только Аслан дошел до носа корабля, зеленое пламя осветило все вокруг. С берега раздался тяжелый гул. Суда покачнулись. Словно испуганное, море заволновалось.

      Блеснули вспышки разрывов на вражеской стороне.

      Оглушительный грохот сотрясал воздух.

      Снаряды, которые сперва взрывались на берегу, теперь летели все дальше и дальше.

      Все суда, и крупные и мелкие, пришли в движение. Резиновые лодки отплывали от катеров. Катера же, открыв огонь, устремились к берегу.

      Первые лодки приблизились к берегу, и тут по воде скользнули лучи прожекторов.

      Они словно саблями рассекали темноту.

      Аслан крикнул:

      — Готовься! Полный вперед! Огонь по прожектору напротив!

      Загрохотали орудия. Пороховой дым окутал все вокруг.

      Исчезла одна из многих световых полос, лежавших над морем.

      — Молодчина, Ильяс!

      Дмитриев, обрадованный первой удачей друга, крикнул: «Давай дальше!» и вновь принялся посасывать свою потухшую трубку.

      На берегу шел рукопашный бой. Советские воины, ломая сопротивление противника, бросились к окопам, стараясь занять позиции. Враг, яростно сопротивляясь, пытался потопить наши суда.

Яндекс.Метрика