MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Антология современной азербайджанской литературы. Проза-Исмаил Шихлы,Иса Гусейнов,Сабир Ахмедли,Иси Меликзаде,Юсиф Самедоглу,Максуд Ибрагимбеков,Фарман Керимзаде, Анар, Шахмар, Эльчин,Азер Абдулла,Мовлуд Сулейманлы,Сара Назирли,Сейран Сахават,Мамед Орудж,Натиг Расулзаде,Камал Абдулла,Рафик Таги,Афаг Масуд,Нариман Абдулрахманлы,Аждар Ол, Яшар,Этимад Башкечид,Фахри Угурлу,Шериф Агаяр.

Антология современной азербайджанской литературы. Проза-Исмаил Шихлы,Иса Гусейнов,Сабир Ахмедли,Иси Меликзаде,Юсиф Самедоглу,Максуд Ибрагимбеков,Фарман Керимзаде, Анар, Шахмар, Эльчин,Азер Абдулла,Мовлуд Сулейманлы,Сара Назирли,Сейран Сахават,Мамед Орудж,Натиг Расулзаде,Камал Абдулла,Рафик Таги,Афаг Масуд,Нариман Абдулрахманлы,Аждар Ол, Яшар,Этимад Башкечид,Фахри Угурлу,Шериф Агаяр. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

катера Аслан стоял на носу судна и привычным жестом поглаживал бородку. Ветер распахивал ворот, и брызги падали на тельняшку, плотно облегавшую широкую грудь.

      Катер по его команде обходил караван с левого фланга. Экипаж был в боевой готовности. Каждый хорошо знал, что им предстоит выполнить.

      Перед отплытием катера генерал, руководивший операцией, сказал:

      — Надо уничтожить прожекторы противника, не дать ему заметить наши суда, пристающие к берегу. Если вы его ослепите, наши суда смогут беспрепятственно высадить людей.

      Аслан и вся команда молча ожидали предстоящий бой. Каждым владела одна и та же мысль: «Надо во что бы то ни стало потушить вражеские прожекторы».

      Только комендор Ильяс никак не мог успокоиться; когда катер стоял на рейде, он был не прочь пройтись по берегу, пошутить со встречными и при случае опрокинуть пару стопок. Как только спускали якорь, он подкрадывался к командиру и, кивая головой в сторону берега, спрашивал:

      — Капитан, разрешите?

      Капитан лишь улыбался, а Ильяс, пользуясь случаем, вновь обращался к нему:

      — Значит, согласны, капитан?

      С берега он никогда не возвращался с пустыми руками. Едва поднявшись на палубу, он кричал:

      — Ребята, попробуйте-ка этот нектар! Чертовски холодно.

      Сегодня случилось то же самое. Перед отплытием моряки беседовали на палубе.

      Боцман смотрел на шлюпки, пристающие к берегу.

      — Очень странно, — сказал он вдруг, — просто удивительно, если вдуматься.

      — Что, ты опять философствуешь? — спросил рулевой Дмитриев, поднимаясь с места.

      Боцман указал на суда, стоявшие на рейде.

      — Мне кажется странным, как можно с таким флотом высадить десант!

      — Почему?

      — В таких операциях участвуют крупные суда, а мы собираемся действовать на катерах, баркасах, шлюпках, даже на старых рыбачьих лодках…

      — С линкорами и бабушка моя высадит десант, а вот если ты настоящий воин, попробуй сделать это на маленьких судах и на лодках, — сказал мичман, вступая в разговор.

      Ильяс, до сих пор сидевший в стороне, встал и подошел к боцману.

      — По-твоему, у нас нет крупных боевых кораблей? Да у нас они есть, только пользоваться ими здесь нельзя. В Керченском проливе, а он шириной всего в четыре-пять километров, нужны вот такие маленькие катера, чтобы легко проскочить к берегу.

      — Все это я и сам прекрасно знаю, — возразил боцман. — Но выслушай и пойми меня. Главное на войне — это техника.

      — Нет, врешь! Главное — человек.

      — Но что ты сможешь сделать, например, без танков?

      — Не забывай, что танками управляют люди. Сколько танков шло на панфиловцев, а? И кто же победил?.. Да, да, главное — человек, человек с железной волей и выдержкой.

      — А такая воля и выдержка есть у советских солдат, — добавил Аслан.

      До сих пор он издали прислушивался к спору моряков, а теперь подошел к ним, сел на ящик со снарядами и, вынув свой увесистый кисет, предложил:

      — Курите.

      Дмитриев набил свою трубку, и клубы голубого дыма поднялись в воздух.

      Ильяс увидел на берегу санитарные палатки, девушек в белых халатах, и ему очень захотелось на сушу, хотя бы ненадолго, на самую малость.

      «Я обязательно должен сойти на берег», — решил он и попросил разрешения.

      — Нет, Ильяс, на этот раз не пущу, — ответил Аслан. — Если хочешь нектару, — добавил он, улыбаясь, — то попроси у мичмана, он отпустит.

      — Давно уж не был я на суше, так хочется немного пройтись, — сказал Ильяс.

      Дрожь в голосе и опечаленный взгляд смягчили капитана.

      — Хорошо, иди. Только не опаздывать!

      — Есть, товарищ капитан! — обрадованно ответил Ильяс и спрыгнул в шлюпку, привязанную к катеру. Но Ильяс не сдержал слова. Он опаздывал, сильно обеспокоив и командира, и товарищей. И чем дальше, тем чаще и отчетливей у всех мелькала мысль: может, он подстроил все это, для того чтобы не участвовать в операции — мысль тяжелая и обидная.

      С суши был дан сигнал к отплытию. Все уже не сомневались, что Ильяс не вернется. Но в это время, за несколько минут до отплытия, Ильяс впрыгнул в катер. Когда он поднялся на палубу, капитан только смерил его холодным взглядом и отошел. Ильяс же спокойно встал у своего орудия. Но почему-то товарищи тоже отворачивались от него. Сначала он ничего не мог понять.

      «Что случилось? — думал он. — Почему ребята даже не смотрят на меня?»

      Прошло уже немало времени, а глухое беспокойство все сильнее мучило Ильяса. Гнев командира перед самым боем, молчание товарищей — было слишком тяжело.

      «Ничего, — подумал он, — сейчас отдам командиру письмо, сразу подобреет…»

      Вдруг страшная догадка заставила Ильяса побледнеть.

Яндекс.Метрика