MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Черная повесть-Алексей Хапров.

Черная повесть-Алексей Хапров. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      — О! — обрадовано воскликнул врач. — Да он уже всё понимает! Говорить можешь? Как тебя зовут?

      — Дмитрий, — прохрипел я.

      — Дмитрий? Очень хорошо. А где остальные пятеро?

      Я хотел ответить, но тут моё горло словно перехватило веревкой. К нему подкатил огромный ком, и я с изумлением почувствовал, что язык отказывается мне повиноваться. Поэтому я только сглотнул слюну и отвернул голову, ничего не сказав.

      — Ну, мы, наверное, пойдём, — произнесла женщина в розовом пуловере. — Нам ещё ехать далеко.

      — Да, конечно, идите, — сказал Виктор Михайлович. — А если хотите, оставайтесь на ночь у нас. Утром поедете.

      — Да нет, спасибо.

      — Ну, как знаете. Огромная вам благодарность, что не проехали мимо.

      Супружеская пара вышла. Врач проводил их до двери и повернулся к медсестре:

      — Маша, принеси-ка нам что-нибудь из столовой. Ты, наверное, голоден?

      Последний вопрос относился ко мне. Я смущённо кивнул головой. Медсестра вышла, а Виктор Михайлович пощупал мне пульс, внимательно осмотрел мои зрачки, после чего отошёл к письменному столу, который стоял у окна.

      — Подняться можешь? — спросил он.

      Я глубоко вдохнул, ощутив характерный для всех медучреждений запах карболки, сделал усилие и поднялся с кушетки, на которой лежал. Всё тело ныло и болело. Я поморщился. Врач сел за стол, положил перед собой пустой бланк медицинской карты, и достал из нагрудного кармана халата авторучку.

      — Что у тебя с рукой?

      — Не знаю. Наверное, перелом, — ответил я.

      — Перелом? — переспросил врач. — Это, конечно, плохо. Но не страшно. Сейчас мы его загипсуем, и всё будет нормально. Ну, а теперь расскажи о себе поподробнее. Давай начнём с фамилии, имени, отчества.

      — Лю Ку Тан Дмитрий Леонидович, — назвал себя я.

      — Люкутан? — усмехнулся врач. — Редкая фамилия.

      — Редкая, — согласился я.

      — Вроде, даже и не русская.

      — Китайская, — разъяснил я. — Дедушка был китаец.

      — А-а-а, — понимающе протянул Виктор Михайлович. — Теперь понятно. А писать-то её как, раздельно или вместе?

      — Вообще-то, правильно раздельно. Но все обычно пишут вместе. Так что, если хотите, можете написать вместе.

      — Но в паспорте как записано?

      — В паспорте — раздельно.

      — Значит, и мы запишем раздельно.

      И врач внёс в карточку первую запись.

      — Возраст?

      — Двадцать три года.

      — Место жительства?

      — В настоящий момент — город Москва, — не без гордости ответил я, и назвал адрес, по которому проживал.

      — Что же тебя в нашу глушь-то занесло?

      — Преддипломная практика.

      — Студент, значит? Где учишься?

      — Московский Государственный Университет, геологический факультет.

      — МГУ? — уважительно проговорил Виктор Михайлович, продолжая двигать шариковой ручкой. — Это, значит, вас всех отправили сюда на практику?

      Я кивнул головой.

      — Так где же, всё-таки, остальные?

      К моему горлу снова подступил ком.

      — Ты хоть скажи, они живы?

      — Нет, — тихо выдавил я.

      Брови врача нахмурились.

      — М-да, — крякнул он, отложил ручку в сторону и пристально посмотрел на меня.

      Я опустил глаза и тяжело вздохнул.

      — Можно, я не буду сейчас об этом рассказывать? — попросил я. — Им всё равно уже ничем не помочь. Это длинная история. В двух словах её не передать. Я всё расскажу завтра. А сегодня, поверьте, просто сил нет. Я пять дней практически ничего не ел, два дня не спал. Не до этого.

      Врач с сочувствием посмотрел на меня.

      — Ну, хорошо, — согласился он. — Завтра — так завтра.

      Дверь открылась, и в кабинет зашла медсестра. В её руках значился накрытый белым полотенцем поднос, от которого исходил такой аппетитный аромат, что я непроизвольно подался вперёд. Медсестра поставила поднос на стол. Под белым полотенцем оказались: полная тарелка щей, котлеты с картошкой, салат из квашеной капусты, и чай.

      — Погоди, — остановил меня Виктор Михайлович. — Если ты действительно пять дней ничего не ел, тебе столько нельзя. Пойми, мне не жалко. Просто твой желудок может не выдержать. Давай ограничимся салатом и щами.

      Я согласно кивнул головой, взял ложку и буквально накинулся на еду.

      — Не спеши, не спеши, — приговаривал врач. — Никто у тебя ничего не отнимет. Ешь медленнее, хорошо прожёвывай пищу.

      Я старался следовать его совету, но у меня это почему-то не получалось. Пять голодных дней пробудили во мне просто животные инстинкты, и я проглатывал

Яндекс.Метрика