MREADZ.COM. Чтение онлайн электронных книги.

Саквояжники - английский и русский параллельные тексты-Гарольд Роббинс.

Саквояжники - английский и русский параллельные тексты-Гарольд Роббинс. Электронная библиотека, книги всех жанров

Реклама:

      Гарольд Роббинс. Саквояжники

The Carpetbaggers. Гарольд Роббинс.
ROBBINS Harold. Саквояжники.
Annotation. Annotation.
... And behind the Northern Armies came another army of men. "...А вслед за армией северян пришла другая армия.
They came by the hundreds, yet each traveled alone. Эти люди приходили сотнями, хотя каждый их них путешествовал в одиночку.
They came on foot, by mule, on horseback, on creaking wagons or riding in handsome chaises. Приходили пешком, приезжали на мулах, верхом на лошадях, в скрипучих фургонах и красивых фаэтонах.
They were of all shapes and sizes and descended from many nationalities. Люди были самые разные по виду и национальности.
They wore dark suits, usually covered with the gray dust of travel, and dark, broad-brimmed hats to shield their white faces from the hot, unfamiliar sun. Они носили темные костюмы, обычно покрытые дорожной пылью, широкополые шляпы, защищавшие их белые лица от жаркого, чужого солнца.
And on their back, or across their saddle, or on top of their wagon was the inevitable faded multicolored bag made of worn and ragged remnants of carpet into which they had crammed all their worldly possessions. За спинами у них через седла или на крышах фургонов обязательно были приторочены разноцветные сумки, сшитые из потрепанных, изодранных лоскутков покрывал, в которых помещались их пожитки.
It was from these bags that they got their name. От этих сумок и пришло к ним название "саквояжники".
The Carpetbaggers. ... And they strode the dusty roads and streets of the exhausted Southlands, their mouths tightening greedily, their eyes everywhere, searching, calculating, appraising the values that were left behind in the holocaust of war. ... Yet not all of them were bad, just as not all men are bad. И они брели по пыльным дорогам и улицам измученного Юга, плотно сжав рты, рыская повсюду глазами, оценивая и подсчитывая стоимость имущества, брошенного и погибшего в огне войны. Но не все из них были негодяями, так как вообще не все люди негодяи.
Some of them even learned to love the land they came to plunder and stayed and became respected citizens. Некоторые из них даже научились любить землю, которую они пришли грабить, осели на ней и превратились в уважаемых граждан..."
ROBBINS Harold. Гарольд Роббинс.
PREFACE Предисловие.
... And behind the Northern Armies came another army of men. ...А вслед за армией северян пришла другая армия.
They came by the hundreds, yet each traveled alone. Эти люди приходили сотнями, хотя каждый их них путешествовал в одиночку.
They came on foot, by mule, on horseback, on creaking wagons or riding in handsome chaises. Приходили пешком, приезжали на мулах, верхом на лошадях, в скрипучих фургонах и красивых фаэтонах.
They were of all shapes and sizes and descended from many nationalities. Люди были самые разные по виду и национальности.
Яндекс.Метрика
They wore dark suits, usually covered with the gray dust of travel, and dark, broad-brimmed hats to shield their white faces from the hot, unfamiliar sun. Они носили темные костюмы, обычно покрытые дорожной пылью, широкополые шляпы, защищавшие их белые лица от жаркого, чужого солнца.
And on their back, or across their saddle, or on top of their wagon was the inevitable faded multicolored bag made of worn and ragged remnants of carpet into which they had crammed all their worldly possessions. За спинами у них через седла или на крышах фургонов обязательно были приторочены разноцветные сумки, сшитые из потрепанных, изодранных лоскутков покрывал, в которых помещались их пожитки.
It was from these bags that they got their name. The Carpetbaggers. От этих сумок и пришло к ним название "саквояжники"[1].
... And they strode the dusty roads and streets of the exhausted Southlands, their mouths tightening greedily, their eyes everywhere, searching, calculating, appraising the values that were left behind in the holocaust of war. И они брели по пыльным дорогам и улицам измученного Юга, плотно сжав рты, рыская повсюду глазами, оценивая и подсчитывая стоимость имущества, брошенного и погибшего в огне войны.
... Yet not all of them were bad, just as not all men are bad. Но не все из них были негодяями, так как вообще не все люди негодяи.
Some of them even learned to love the land they came to plunder and stayed and became respected citizens. Некоторые из них даже научились любить землю, которую они пришли грабить, осели на ней и превратились в уважаемых граждан...
JONAS - 1925. Книга первая.
Book One. Джонас - 1925.
1. 1.
THE SUN WAS BEGINNING TO FALL FROM THE SKY INTO the white Nevada desert as Reno came up beneath me. Солнце только начало опускаться с небосклона в белую пустыню Невада, как подо мной показался город Рино.
I banked the Waco slowly and headed due east. Я слегка накренил "Вэйко" и направил его прямо на восток.
I could hear the wind pinging the biplane's struts and I grinned to myself. Услышав свист ветра между стойками шасси, я усмехнулся про себя.
The old man would really hit the roof when he saw this plane. But he wouldn't have anything to complain about. Старик действительно сойдет с ума, когда увидит биплан, но у него не будет повода для недовольства.
It didn't cost him anything. I won it in a crap game. Этот самолет ничего не стоил ему, так как я выиграл его в кости.
I moved the stick forward and came down slowly to fifteen hundred feet. Я отжал ручку управления, и биплан снизился до высоты тысяча пятьсот футов.
I was over Route 32 now and the desert on either side of the road was a rushing blur of sand. Теперь я находился над дорогой 32, и пустыня по обе стороны дороги представляла собой сплошное пятно песка.
I put her nose on the horizon and looked over the side. Я направил нос биплана на горизонт и выглянул через борт.
There it was, about eight miles in front of me. Like a squat, ugly toad in the desert. The factory. CORD EXPLOSIVES.