Русская литература XIX века

Скачать книги из серии Русская литература XIX века


    Детские годы Багрова-внука (Главы)

    Сергей Аксаков

    «Я сам не знаю, можно ли вполне верить всему тому, что сохранила моя память? Если я помню действительно случившиеся события, то это можно назвать воспоминаниями не только детства, но даже младенчества. Разумеется, я ничего не помню в связи, в непрерывной последовательности; но многие случаи живут в моей памяти до сих пор со всей яркостью красок, со всей живостью вчерашнего события. Будучи лет трех или четырех, я рассказывал окружающим меня, что помню, как отнимали меня от кормилицы… Все смеялись моим рассказам и уверяли, что я наслушался их от матери или няньки и подумал, что это я сам видел…»

    Буран

    Сергей Аксаков

    «…Снеговая белая туча, огромная как небо, обтянула весь горизонт и последний свет красной, погорелой вечерней зари быстро задернула густою пеленою. Вдруг настала ночь… наступил буран со всей яростью, со всеми своими ужасами. Разыгрался пустынный ветер на приволье, взрыл снеговые степи, как пух лебяжий, вскинул их до небес…»

    Аленький цветочек

    Сергей Аксаков

    «В некиим царстве, в некиим государстве жил-был богатый купец, именитый человек. Много у него было всякого богатства, дорогих товаров заморскиих, жемчугу, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны; и было у того купца три дочери, все три красавицы писаные, а меньшая лучше всех; и любил он дочерей своих больше всего своего богачества, жемчугов, драгоценных камениев, золотой и серебряной казны – по той причине, что он был вдовец и любить ему было некого; любил он старших дочерей, а меньшую дочь любил больше, потому что она была собой лучше всех и к нему ласковее…»

    «Мой Лизочек так уж мал, так уж мал…»

    Константин Аксаков

    «Мой Лизочек так уж мал, так уж мал, Что из крыльев комаришки Сделал две себе манишки И – в крахмал!..»

    Русская литература XIX века. 1880-1890: учебное пособие

    Коллектив авторов

    Предлагаемое учебное пособие составлено нетрадиционно, по типу компендия, то есть сжатого суммарного изложения проблематики и поэтики русской словесности указанного периода. Подобный принцип представляется весьма актуальным в связи с новыми стандартами, предложенными Минобразования и науки РФ, которые предполагают, в частности, сокращение аудиторных часов и значительное расширение в учебном процессе доли самостоятельной работы студентов. Для студентов и бакалавров филологических факультетов, аспирантов, преподавателей средних и высших учебных заведений.

    Русская литература XIX века. 1850-1870: учебное пособие

    Коллектив авторов

    Проблематика и поэтика словесности XIX века представлены в данной книге в сжатом виде (по типу компендиума). Подобная композиция представляется актуальной в связи с новыми стандартами, предложенными Министерством науки и образования Российской Федерации. Новые условия функционирования и исследования литературы позволяют вернуть в поле зрения изучающих произведения и творчество писателей периода 50–70-х годов, которые ранее были вытеснены из него идеологическим давлением либо оценивать односторонне. Для студентов и бакалавров филологических факультетов, аспирантов, преподавателей средних и высших учебных заведений

    Русская литература XIX века. 1801-1850: учебное пособие

    Леонид Павлович Кременцов

    Предлагаемое учебное пособие составлено нетрадиционно, по типу компендия, т. е. сжатого суммарного изложения проблематики и поэтики русской словесности указанного периода. Подобный принцип представляется весьма актуальным в связи с новыми стандартами Минобразования и науки РФ, которые предполагают, в частности, сокращение аудиторных часов и значительное расширение в учебном процессе доли самостоятельной работы студентов. Под руководством преподавателя студенты смогут компенсировать возможные пропуски в изложении традиционных проблем историко-литературного процесса. Для студентов филологических факультетов, аспирантов, преподавателей средних и высших учебных заведений.

    Барбос и Жулька

    Александр Куприн

    «Барбос был невелик ростом, но приземист и широкогруд. Благодаря длинной, чуть-чуть вьющейся шерсти в нем замечалось отдаленное сходство с белым пуделем, но только с пуделем, к которому никогда не прикасались ни мыло, ни гребень, ни ножницы. Летом он постоянно с головы до конца хвоста бывал унизан колючими «репяхами», осенью же клоки шерсти на его ногах, животе, извалявшись в грязи и потом высохнув, превращались в сотни коричневых, болтающихся сталактитов. Уши Барбоса вечно носили на себе следы «боевых схваток», а в особенно горячие периоды собачьего флирта прямо-таки превращались в причудливые фестоны. Таких собак, как он, искони и всюду зовут Барбосами. Изредка только, да и то в виде исключения, их называют Дружками. Эти собаки, если не ошибаюсь, происходят от простых дворняжек и овчарок. Они отличаются верностью, независимым характером и тонким слухом…»

    Лягушка-путешественница

    Всеволод Гаршин

    «Жила-была на свете лягушка-путешественница. Сидела она в болоте, ловила комаров да мошку, весною громко квакала вместе со своими подругами. И весь век она прожила бы благополучно – конечно, в том случае, если бы не съел её аист. Но случилось одно происшествие…»

    Чудесный доктор

    Александр Куприн

    «Следующий рассказ не есть плод досужего вымысла. Все описанное мною действительно произошло в Киеве лет около тридцати тому назад и до сих пор свято, до мельчайших подробностей, сохраняется в преданиях того семейства, о котором пойдет речь. Я, с своей стороны, лишь изменил имена некоторых действующих лиц этой трогательной истории да придал устному рассказу письменную форму…»