Знаменитые украинцы

Скачать книги из серии Знаменитые украинцы



    Дмитрий Байда-Вишневецкий

    Юрий Сорока

    «Яркие события давних времен настойчиво напоминают о себе в наш высокотехнологичный и стремительный XXI век, вновь и вновь будоража наше сознание. Те события демонстрируют нам бесконечность Вселенной, в котором мы живем, и вызывают живой интерес к людям, которые любили и ненавидели, смеялись и плакали, испытывали радость и печаль задолго до того, как на планете Земля появились мы сами. Есть что-то магическое в том, как из-под щетки археолога появляется текст, написанный тысячи лет назад неизвестной рукой, или как египетская гробница открывает свои двери перед пытливыми взорами исследователей, даря им возможность почувствовать связь времен. Есть что-то невероятно волнующее в старинном оружии, открывающемся перед нашими глазами в экспозициях исторических музеев в виде полуистлевших мечей и сабель, аркебузов и ружей, с помощью которых когда-то творили историю. Не менее сильное чувство охватывает неравнодушного человека, когда он листает старинную книгу, восхищаясь яркими красками рукописи, не потерявшими своего цвета за сотни лет, или когда читает слова, рожденные в голове давно не существующего создателя, слова, которые повествуют о современном автору мире и его собственной жизни…»

    Николай Лысенко

    Игорь Коляда

    «Николай Лысенко мог и вправду гордиться, что он «со времен деда-прадеда казак», что в его жилах нет ни капли неукраинской крови. По отцовской линии род Лысенков происходил из казацкой старшины, сведения о которой можно проследить с начала XVII века. Основателем рода, по семейному преданию, считается сподвижник Максима Кривоноса, легендарный казацкий гайдамацкий предводитель Вовгура[1] Лис, «происходивший от запорожцев, и был он хитер, как лис, и храбр, как волк». По преданию, Вовгура Лис наводил ужас на польское панство как накануне, так и во время схваток с польской шляхтой в годы Национально-освободительной войны украинского народа под предводительством Богдана Хмельницкого в середине XVII в. «Был под два метра ростом и трижды подряд обносил каменный жернов вокруг мельницы». Таким описанием попытался реконструировать образ прапрадеда Николая Лысенко украинский прозаик Иван Нечуй-Левицкий: „позже казаки прозвали Лысенка Вовгурой из-за его жестокого нрава, из-за пыток католиков, поляков и евреев во время восстания Хмельницкого, начавшегося в Украине. Лысенко уже был пожилой, но все еще здоровый и плечистый мужчина. Просмоленные черные кулаки лежали на коленях, как две колоды. Толстая дочерна загорелая шея была как будто бы высечена из дубины. Большая круглая голова возвышалась на шее как поставленный на колоду котел…“…»

    Петр Конашевич Сагайдачный

    Леонид Тома

    «Украинская песня как своеобразная историческая летопись навсегда зафиксировала имя Петра Конашевича Сагайдачного как гетмана неосторожного, безрассудного – «необачного», который «проміняв жінку на тютюн та люльку». Песня восхваляет его рыцарские качества, представляет типичным запорожским военачальником, который пренебрегает соблазнами домашнего уюта из-за преданности военным походам и кочевой жизни: «Мне с женою не возиться, а табак и трубка казаку в дороге пригодится»…»

    Иван Котляревский

    Татьяна Панасенко

    «Получил три венца: на поле битвы как добрый воин; в мирной общественной жизни как заботливый воспитатель многих достойных сынов Отечества; на ниве литературы как пламенный любитель языка родного ему, им созданного…» – говорил об Иване Котляревском (1769–1838) его первый биограф С. Стеблин-Каминский. Бессмертная «Энеида» и вечно юная «Наталка Полтавка» со временем не тускнеют и не теряются, а зачаровывают новых читатели. Имя их автора, основателя и первого классика новой украинской литературы, навсегда вписано в историю украинской и мировой культуры.

    Кардинал Слипый

    Александра Киричук

    Имя Иосифа Слипого (настоящая фамилия Коберницкий-Дичковский; 1892–1984) известно как в Украине, так и далеко за ее пределами. Предстоятель Греко-католической церкви, архиепископ Львовский и митрополит Галицкий, кардинал, выдающийся церковный и научный деятель был человеком трагической судьбы. Репрессированный советской властью, в течение 18 лет Иосиф Слипый скитался по тюрьмам и лагерям, но не сдался, не отрекся от веры, а его слова о главной беде украинцев – недостатке единства – и сегодня звучат чрезвычайно актуально: «Внутренние размолвки и дух несогласия – вот основные причины нашего упадка… Поэтому главное сейчас – любой ценой удержать единство…»

    Петр Гулак-Артемовский

    Игорь Коляда

    Среди тех, кто продолжил реалистические традиции Ивана Котляревского, кто закладывал основы новой украинской литературы, почетное место принадлежит Петру Гулаку-Артемовскому (1790–1865). Он писал романтические баллады, стихотворные и прозаические послания, стихи на бытовые темы, однако прославился в первую очередь как баснописец-новатор. Используя сокровища украинского фольклора, его юмор, художественные методы, разговорную речь простых людей, поэт создал и расширил жанр басни и поговорки, использовав, по сути, все его основные разновидности – от басни-сказки Ж. де Лафонтена и И. Хемницера до классической басни И. Крылова.

    Павел Тычина

    Игорь Коляда

    Павел Григорьевич Тычина (1891–1967) вошел в историю нашей культуры как поэт-новатор, романтик, автор непревзойденных «Солнечных кларнетов», переводчик, ученый, музыкант, художник. Он обогатил украинский язык более чем 1500 неологизмами, которые внесены в современные словари. Научил чувствовать в поэзии музыку и мыслить образами, говорил со Вселенной языком родной украинской земли. И в то же время он был человеком, о котором Василий Стус написал: «Феномен Тычины – феномен эпохи. Его судьба свидетельствует: поэт жил во время, которое превратило гения в шута. И поэт согласился на эту роль… став шутом при дворе кровавого короля…»

    Иван Багряный

    Елена Шапошникова

    Жизненный путь Ивана Багряного (1906–1963; настоящая фамилия – Лозовягин), лауреата Шевченковской премии 1992 года, был преисполнен протеста против всего лицемерного и фальшивого в советской действительности. В 1932 году он был арестован и сослан на Дальний Восток. И повсюду – в камерах, лагерях, а затем в эмиграции – этот талантливый украинский писатель, поэт, публицист, политик подвергался травле только потому, что всем сердцем любил Украину и открыто выражал это чувство в своих произведениях. «Националист», «антисоветчик», «ура-патриот» – из-за таких и подобных политических штампов Иван Багряный до сих пор не оценен должным образом как мыслитель мирового масштаба, романы которого поднимают ряд «вечных тем» – жизни и смерти, создания и разрушения, верности и предательства, свободы и рабства, любви, безумия, героизма, веры.

    Александр Довженко

    Татьяна Панасенко

    Александр Довженко… Талантливый, харизматичный, вдохновленный, готовый в любой момент к активному действию, к творчеству… Добрый, легкий в общении, интересный и приятный собеседник, который только своим присутствием делал людей лучше, не допускал грязи в мыслях, в словах… Художник и писатель, увлеченный красотой и гармонией в жизни, впечатляющий широтой мысли… Требовательный и неутомимый режиссер с железной силой воли, фильмы которого стали новым словом в мировой кинематографии, а кинолента «Земля» вошла в десятку лучших фильмов всех времен и народов…